Люди ЛЬВЫ И МОЛОДОСТЬ ЛЕО МОЛА
Меню


Увеличить/уменьшить шрифт
+A -a

ЛЬВЫ И МОЛОДОСТЬ ЛЕО МОЛА

15 июня 2017 | Автор: Ольга СЛАВИНА
6754
21
-

ЛЬВЫ И МОЛОДОСТЬ ЛЕО МОЛА

Навещая далёкий канадский город Виннипег, туристы не минуют прославленный парк скульптур Лео Мола – канадского  ваятеля украинского происхождения. Среди работ известного скульптора памятники Тарасу Шевченко в Вашингтоне, Аргентине, Бразилии и Санкт-Петербурге,  памятник Владимиру Крестителю в Лондоне, работы в музеях Ватикана и других мировых сокровищницах. Но мало кто знает, что работы всемирно знаменитого ваятеля видел каждый, кто хоть раз входил в Атажукинский сад Нальчика.

 

Тогда, в 30-х, его звали Леонидом Молодожениным. И был он еще не самым знаменитым канадским скульптором, а переселенцем с Украины: семья Григория Молодожанина из села Полонное нынешней Хмельницкой области переехала на Кавказ, ища спасения от съедающего лёгкие гончара туберкулёза. От живительного кавказского воздуха ждали чудес, и с едой в Нальчике было получше: Украину в те годы выкашивал голод. На новом месте жительства букву "а" в фамилии утратили: во всех документах воцарилось "е".

 

Семья Молодожениных. Слева-направо: мама Ольга Васильевна, Леонид, сестра Нина, отец Григорий Кириллович, брат Виктор. Нальчик, 1932 год

 

 

 

 

 

Семья Молодожаниных. Слева-направо: мама Ольга Васильевна, Леонид, сестра Нина, отец Григорий Кириллович, брат Виктор. Нальчик, 1932 год

 

Мальчик лепил всегда – с одиннадцати малых лет Лёнька помогал отцу на гончарном колесе. И  в Кабардино-Балкарии, конечно, не перестал. Тем более, что обстановка располагала: в те годы из Нальчика делали всесоюзный курорт. Кипела стройка, требовались мастера. Стиль, что позже окрестят "сталинским ампиром", потребовал скульптурного декора и статуй в парках и на площадях. На бумажки тогда не смотрели: ну где взять дипломов в потребном количестве? И Молодоженин со страстью окунулся в работу.

 

В той нашей буче, по Маяковскому, боевой, кипучей осталось мало документальных свидетельств. Много воды утекло из львиных голов, некогда вылепленных Леонидом для колоннады на входе в Атажукинский сад. Нынче это одна из немногих  достоверно известных его работ. А ведь, были еще скульптуры в санаториях и парковой зоне – в старости Лео рассказывал жене Маргарет, что на гонорар тех лет он купил семье дом.

 

Специалисты-музейщики долго разыскивали очевидцев и модели, и тайное постепенно проявлялось. Сотрудник Национального музея Кабардино-Балкарии Надежда Ивановна Емельяненко доказала, что джигита и горянку, венчающих кинотеатр "Победа", лепил именно Молодоженин. Отыскались и натурщики: солистка ансамбля "Кабардинка" Жануся Аталикова и ее муж Аслангери. В войну кинотеатр был разрушен, но скульптуры уцелели. А Жануся в глубокой старости приходила к кинотеатру – вспомнить себя молодой и красивой.

 

Кинотеатр «Победа», Нальчик

 

Бюсту кабардинского писателя Бекмурзы Пачева не так повезло, как фигурам с кинотеатра. До войны эта работа украшала нальчикский парк. С тех пор бюст никто не видел. Не уцелел и "Пастух с ягнёнком" – дипломная работа Леонида Молодоженина, прежде хранившаяся в  нальчикском музее. Ее мотивы обнаруживаются в статуе мужчины с ягнёнком, что стоит у центрального входа в рынок. Возможно, предполагает Надежда Емельяненко, и её создал Леонид?

 

Впрочем, и в биографии Лео Мола вопрос погоняет вопросом. Известно, что попрактиковавшись в Нальчике, молодой скульптор-самоучка сфотографировал работы и отправился в Ленинград к самому Матвею Манизеру, классику соцреализма и самому заметному скульптору тех лет. И Манизер, глянув на фото, без разговоров зачислил Молодоженина в свой класс Академии художеств. Весной 1941 года, накануне Великой Отечественной, Леонид приехал в Нальчик лепить дипломную работу. Сестра Нина позже вспоминала, как, надрываясь, таскала ведрами глину с речки – вносила посильный вклад в искусство. К тому времени скульптура Александра Бородина работы Леонида Молодоженина украшала фойе Ленинградской консерватории. А бюст Чайковского уже вовсю тиражировали по всему Советскому Союзу – оригинал позже попал в Национальный музей Кабардино-Балкарии.

 

Профессор Матвей Манизер со студентами Скульптурного факультета ленинградской Академии художеств. Слева – Леонид Молодоженин. Ленинград, 1938 год

 

 

 

 

Профессор Матвей Манизер со студентами Скульптурного факультета Ленинградской Академии художеств. Слева – Леонид Молодоженин. Ленинград, 1938 год

 

 

Дальше – белое пятно. Есть версия, что во время оккупации Нальчика Леонида Молодоженина вывезли на работы в Германию. Вторая гласит, что он был призван, учился в Грозненском пехотном училище, сражался под Сталинградом и попал в немецкий плен. Третья, не столь лестная для скульптора, гласит, что он ушел с отступающими фашистами сам, да еще и брата с отцом в компанию прихватил. А перед этим лепил бюсты врагов, и будто бы даже самого Гитлера. Упоминают о репрессиях, которым подверглась семья Молодожениных, как жившая на оккупированной территории, да еще и предатели и родня предателя. И о первой жене, которая ждала его всю жизнь.

 

С Екатериной, дочерью эксплуататора и потому "лишенкой", Леонид познакомился прямо в мастерских Академии художеств в Ленинграде. Девушку никуда не брали на работу и она с трудом устроилась формовщицей. Летом 1940 года молодые расписались и даже съездили в Нальчик – отметили медовый месяц. А когда уже вовсю шла война, эвакуированная по "Дороге жизни" Катя добралась до Нальчика. И там, вспоминает ее племянник, обнаружила, что муж служит немцам. От ужаса и тяжелой работы она потеряла нерожденного ребёнка. И на всю жизнь осталась одна – страдала, презирала и… любила. И верила, что жив и найдется.

 

А что же Леонид? Украинские источники  сообщают, что в год Сталинградской битвы он обучался в Берлинской Академии искусств, а в год сражения на Курской дуге – в Королевской Академии в Гааге. Но тут же добавляют, что вместе с немкой Маргарет Шолтс, встреченной в Берлине и ставшей к тому времени его супругой, Молодожанин оказался в лагере беженцев в голландском городе Эйндховене. Потом им удалось перебраться за океан.

 

Лео Мол в своей мастерской в Виннипеге, 1950-е годы.

Лео Мол в своей мастерской в Виннипеге.                           

Канада, 1950-е г.г.

Оказалось, что скульпторы в Канаде не нужны. Требуются сельхозрабочие, и чиновник из иммиграционной службы отправил молодого парня на ферму. Стоял январь. Без гроша в кармане, без единого английского слова в голове и почти в отчаянии Лео Мол приехал в Виннипег… и встретил свой счастливый случай. Хозяин церковного магазина оказался украинцем и немедленно нанял его рисовать фрески.

 

Следующие 60 с лишком лет Лео Мол шагал прямиком к мировой славе. И дошагал: в 1992 году члену Королевской канадской академии искусств, вице-президенту объединения скульпторов Канады, кавалеру ордена Канады и прочая, и прочая подарили землю в Виннипеге. Десять полновесных лет и 4 миллиона долларов ушло на создание парка скульптур Лео Мола. Такие именные парки в мире считают по пальцам.

 

Парк скульптур еще не был завершён, когда Лео Мол решил подарить Санкт-Петербургу памятник Тарасу Шевченко. Процедура потребовала личного присутствия, и через 50 с гаком лет, в 1991 году, Леонид обнял сестру Нину, приехавшую ради такого случая из Иркутска, куда их с матерью выслали после войны. От нее Леонид узнал, что отец умер в тюрьме, а Виктора по смерти Сталина из лагеря освободили. Но до встречи со знаменитым братом он не дожил.

 

"Как там Нальчик? – требовательно спросил Лео Мол у сестры. И ужасно расстроился, что она не знает – ни разу после войны не побывала на Кавказе. Потом Нина Григорьевна приезжала в Нальчик и даже разыскала Надежду Емельяненко – искала работы брата, собирала крохи информации о нём. И бродила по местам, где прошло её детство…

 

А вот другой встречи в Санкт-Петербурге не произошло. Хотя постаревшая Екатерина Ефремовна мечтала и надеялась. И замуж больше не вышла: как можно, при живом муже – грех!  Но нет, встретиться бывший муж не захотел, лишь передал 500 рублей в конвертике без единого слова. Жизнь прошла – о чём говорить?

 

Остались воспоминания и скульптуры. Много. По всему миру. И целый парк – в Виннипеге. К исходу жизни Лео Мол любил просто сидеть среди скульптур и наблюдать, как люди смотрят  на его работы. И улыбался, вспоминая Кавказ, рассказывает его вдова. Мечтая о Нальчике, где он вкусил первые сладкие плоды успеха.

 

Он вернется в город юности в своих работах: Маргарет Мол передала в дар Нальчику, который Лео так любил, коллекцию работ – 10 картин, 12 офортов и 14 скульптур.

 

Ольга СЛАВИНА

Фото: архив и специальные коллекции университета Манитобы, Канада

© Федеральный познавательный журнал «Горец»

Для тех, кто любит высоту

Поделится:

Читайте также:

Комментариев: 0



# Вести с гор

Удивите нас своими фото!

Вы побывали в горах и вернулись домой с кучей фото? Присылайте нам свои шедевры на info@gorets-media.ru.
Лучшие мы опубликуем в наших коллекциях
Горцы мира и Заоблачный мир.

Вопрос один, а ответов четыре.
И только один из них правильный.
Его и надо найти.

Если верить песне, он «сердце оставил в Фанских горах»:

Владимир ВысоцкийВыбрать11% / 2
Юрий ВизборВыбрать58% / 11
Юлий КимВыбрать5% / 1
Тимур ШаовВыбрать26% / 5
На главную Контакты

© 2011-2017 Журнал «Горец». Все права защищены.
Перепечатка материалов без разрешения редакции запрещена.
При цитировании материалов активная гиперссылка на журнал обязательна.
X
Авторизация Регистрация Востановление доступа