Самое рейтинговоеСамое обсуждаемое
1
2
3
4
5

КИЛТ. ОДЕЖДА НАСТОЯЩИХ МУЖЧИН

 

"Ты не пропускаешь ни одной юбки", – пеняет отец легкомысленной дочери. Папин каламбур не так двусмысленен,…
3158
1
2
3
4
5

АЛАНЫ. ПУТЬ НА ЗАПАД

 

В самом центре Кавказа, в живописных горных ущельях по обеим сторонам Главного Кавказского хребта и на прилегающих…
136 комментариев
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
Увеличить/уменьшить шрифт
+A -a
22487
69
-

ЧЕРКЕССКИЙ ПРОФИЛЬ ДОМА ШАНЕЛЬ НА ОРДЕНЕ ПОЧЕТНОГО ЛЕГИОНА

11 июня 2016 | Ольга СЛАВИНА

 Эльмесхан Хагондокова, Гали Баженова, графиня Ирэн дю Люар: три судьбы в одной жизни

Солдатами не рождаются? Неправда: рождаются, да еще как. Она была рождена солдатом и жила как солдат: дочь потомственного военного, рядовой армии моды, командир передвижного госпиталя, герой Сопротивления, крестная  мать полка в Иностранном легионе. Кто это? Одним словом не сказать: Эльмесхан Хагундокова, Гали Баженова, Ирэн дю Люар, которая любила называть себя Лейлой. Героиня двух стран и трех народов. Французская графиня со стальным горским стержнем внутри.

 


НЕОБХОДИМОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

 

Река времени, река времени… Нет, конечно, – болото: с такой силой засасывает факты, события и подробности судеб! Старожилы не помнят, свидетели путаются, очевидцы врут, но не по злобе, а по железному капризу памяти. Рукописи не горят, а документы – за милую душу. И вот уже истины не найти, все плотно замотано в паутину версий и предположений, и бал уверенной рукой правят легенды – то ли семейные, то ли – бери выше – общенациональные. Добросовестный автор не хочет ввести читателя в заблуждение, но и не желает замусоривать текст бесконечными оговорками. Так что прежде, чем пуститься в плавание по морю судьбы, договоримся на берегу: все написанное – правда в высоком смысле слова. Река времени не поглотила главного: великую без оговорок и кавычек женщину, которая жила и действовала с прямой спиной и высоко поднятой головой.
Рушились империи и перекраивались границы, сходились в смертном бою государства – а Эльмесхан-Гали-Лейла-Ирэн всегда делала то, что должно и то, что могла: подставляла плечо, спасала, побеждала. Веселая и отважная, строгая и благородная, исполненная мужества и достоинства Эльмесхан-Гали-Лейла-Ирэн – стойкий солдат, победивший все жизненные передряги и одолевший саму реку забвенья.

 


ИНТЕРЛЮДИЯ: КОНСТАНТИН ХАГУНДОКОВ И ЕГО ПРЕДКИ

 

 

Впрочем, начать следует не с Эльмесхан, а с ее прадеда.  В  середине позапрошлого века имя юнкера Зураба Хагундокова и его сына штаб-ротмистра Исмаила начинает мелькать в документах Терской области в связи просьбой разрешить аулу Хагундокова вернуться с Малки на Куму. Опустим географические и экономические подробности, выделим главное: Зураб Хагундоков из кабардинских узденей 2-й степени смолоду решил, что нужно держаться России. Не он один, впрочем: образованная аристократия традиционно понимала, что малый народ иначе, чем в дружбе с большим соседом, выжить не может.        
Его сын Исмаил 11 лет был определен в Александровский кадетский корпус для малолетних  в Царском Селе. Екатерина II создала эту военную школу для подготовки малолетних сирот и сыновей заслуженных воинов из дворян к поступлению в военные учебные заведения. Что ж, Зураб Хагундоков заслужил, чтобы его сына учили воинской науке: он усмирял непокорных горцев,  активно боролся против Шамиля  отличился, был награжден и возведен в чин юнкера.

Хагандоков, Хагондоков, Хогондоков, Хагундоков – сегодня пишут и говорят по-разному: кабардинская орфография сложно передается  русскими буквами. Чаще всего теперь пишут "Хагундоков", хотя и в фамилиях  ныне живущих потомков рода встречаются разночтения

Твитнуть эту цитату
 
Исмаил Хагундоков рода не посрамил. Из Александровского корпуса для малолетних он вышел в Павловский кадетский корпус, по окончании коего сделал заметную военную карьеру. Отличный офицер, по словам начальства, успешно рос по службе, чему, вероятно, споспешествовало участие в карательной экспедиции в Закубанье.  Об этой экспедиции мы знаем из первых рук: Исмаил Хагундоков описал этот поход в статье "Из записок черкеса", опубликованной в журнале "Военный сборник" за 1867 год. Записки не слишком широко известны, а жаль: помимо немалой исторической ценности они обладают несомненными литературными достоинствами. Хоть описание сражения возьмите:
G ... всё слилось теперь в протяжный гул выстрелов и криков:  "Гяур, гяур!" Нас, в буквальном смысле, засыпали градом пуль, а мы, военные, не могли защитить себя от невидимых врагов ... Застонала адыгская земля от проклятий и выстрелов ее сынов...".
Не исключено, что из-под пера Исмаила Хагундокова вышла не одна эта статья, и можно, при желании, отыскать и другие его очерки.  Впрочем, "Исмаил" уже будет не вполне верно: Хагундоков женился на русской дворянке, а перед этим был окрещен в православие под именем Николай.

 

Офицер Туркменского конно-иррегулярного дивизиона Константин Николаевич (Эдык Исмаилович ) Хагондоков Генерал Константин Хагундоков на склоне лет

 



Отец Эльмесхан генерал-майор царской армии Константин Николаевич (Эдыдж Исмаилович ) Хагундоков.

1 - офицер Туркменского конно-иррегулярного дивизиона;

2 -  на склоне лет во Франции

 

В сентябре 1871 года на свет появился первенец Николая, которого крестили Константином, а отец звал по-адыгски Эдыдж. Судьба судила ему остаться сиротой в отрочестве: в 1880 году Николай Зурабович скончался, вероятно, от ран полученных в русско-турецкой войне под Шипкой. Сироту не оставили государственным попечением: в том же году Константина Хагундокова приняли в школу для детей раненых и убитых родителей, оттуда он вышел во 2-й кадетский корпус, а потом во 2-е Константиновское военное училище. Училище имени тезки Хагундокова, великого князя Константина Павловича готовило офицеров артиллерии.         
Юный артиллерист закончил училище по первому разряду "полного курса наук" в чине подпоручика. И отправился строить военную карьеру. Планида в лице российской военной бюрократии бросала его в буквальном смысле от Амура до Туркестана: из крепостной артиллерийской бригады в финском Свеаборге (теперешней Суоменлинне) в отдельную горную Закаспийскую батарею в Асхабаде (нынешнем Ашхабаде), потом в охранную стражу Китайско-Восточной железной дороги. Дан был приказ ему на запад, потом на восток, потом опять на запад, потом снова на восток…

 


ЭЛЬМЕСХАН ХАГУНДОКОВА


 

Константин Хагундоков и его супруга русская дворянка Елизавета Бредова

Супруги Хагундоковы, Константин и Елизавета (в девичестве Бредова)

Между странствованиями по отдаленным гарнизонам Константин Хагундоков успел жениться. Избранницей кабардинского аристократа стала генеральская дочь Елизавета Бредова. Ее отец, русский военный инженер Эмиль Эмильевич Бредов, немец по рождению, происходил из дворян Санкт-Петербургской губернии, два ее брата – генералы Первой мировой войны и были заметны в Белом движении. Скрестились два военных рода, кто же мог родиться, если не отважный боец?
Отважный воин появился на свет в Санкт-Петербурге – революция вырежет родной город из биографии Эльмесхан-Гали-Лейлы-Ирэн. Она будет тосковать  о нем в вечной разлуке: до поры, когда родина откроет границы, Ирэн дю Люар не дожила. Вторая дочь Константина Николаевича явилась на свет 6 февраля 1898 года и была крещена… Никто не сообщает, как! Кабардинские источники считают, что девочку назвали Эльмесхан, и это чистая правда: отцу были приятны гортанные звуки родной речи. Но православный по рождению Хагундоков и лютеранка Елизавета Эмильевна, очевидно, принявшая православие, чтобы венчаться, должны были непременно крестить дочь и дать ей имя из святцев. По всей видимости, это было имя Галина – отсюда домашнее "Гали". Самой девочке очень нравилось имя Лейла – им она и будет называть себя сама. Оно свяжется ней прочными узами: и сегодня статья об Ирэн дю Люар во французской Википедии называется "Leïla Hagondokoff".
Странствия Хагундоковых продолжаются. По местам рождения детей можно отслеживать движение Константина Николаевича по службе. Опять Свеаборг, потом  Академия главного штаба с перерывом на русско–японскую войну, бесчисленные ордена за храбрость… С войны он возвращается в Академию, а выйдя оттуда, остается на штабной работе в Санкт-Петербурге. В ту пору у него родился сын Георгий, крестным которого, как упорно утверждают, стал сам государь-император. Рассказывая о близости Хагундоковых к российскому двору, обычно еще упоминают о  том, что Константин Хагундоков представлял Кабарду на торжествах по случаю 300-летия династии Романовых.

 

Дети семьи Хагундоковых. Гали – вторая слева. Санкт-Петербург, 1912

 

 

 

 

 

 



Дети генерала Константина Хагундокова. Гали – вторая слева. Санкт-Петербург, 1912




 

Тем временем Эльмесхан подросла, а ходатайства высоких и, по некоторым сведениям, августейших особ открыли перед девицей из благородной семьи двери Смольного института. Ничего не скажешь - подходящее  место: в Смольном растили стойких оловянных солдатиков. Именно оттуда из Смольного это умение всегда держать прямую спину – и в переносном смысле тоже.
Другие уроки самоуважения и твердости Эльмесхан получала в Кармово (нынче Каменомост),  в родовом селении отца в Кабарде. Они скоро пригодятся – на пороге Первая Мировая война.  Она вернет на службу уже было ушедшего в отставку (с мундиром и пенсией!) Константина Николаевича и сделает его командиром бригады в прославленной Кавказской Дикой дивизии. Потом Константина Николаевича (уже генерал-майора и кавалера ордена Святого Георгия) опять переведут на Дальний Восток – военным губернатором Амурской области и наказным атаманом Амурского казачьего войска. Рассказывают, что Николай II хотел назначить Хагундокова на высокую военную должность в Петрограде, да воспротивилась императрица: Константин Николаевич где-то нелестно отозвался о Распутине. Временное правительство не станет разбрасываться ценными кадрами, и генерал-майора Хагундокова сделают командующим Приамурским военным округом.
Гали БаженоваПод грохот войны Эльмесхан взрослела. Выпускница Смольного с матерью и сестрами уехала в далекий от войны Кисловодск, и, как приличествовало патриотично настроенной девушке из благородной семьи, поступила медсестрой в госпиталь.  Гордая красавица-медсестричка с безупречными манерами, раненые герои… Искрило-искрило и бабахнуло: капитан Николай Баженов смертельно влюбился, добился взаимности и сделал предложение
Мама с папой отговаривали Эльмесхан, но кто ж в 19 лет послушает родителей? Тем более та, что всю жизнь славилась самостоятельностью и твердостью суждений и поступков и фантастической смелостью…
Страна бурлит, в Санкт-Петербурге и Москве большевики взяли власть, Октябрьская революция бежит по стране со скоростью лесного пожара, а нежная и несгибаемая Эльмесхан идет под венец с дворянином из Тулы. Он уходит воевать с красными, оставляя беременную жену в Кисловодске. В декабре 1918 в разгар Гражданской войны Эльмесхан разрешилась от бремени своим  единственным сыном, которого она назвала Николаем – по отцу и в память деда-черкеса.

 

 

ГАЛИ БАЖЕНОВА

 

Константин Николаевич с семьей перебирается в Кабарду, в родовое Кармово. Здесь постепенно приходит прозрение:  его мир невосстановимо рухнул. На руинах его жизни будут строить свой мир совсем другие люди с чуждыми ценностями и взглядами. Семье Хагундоковых больше нет доли в родимом отечестве. Через Новоросийск и Константинополь их тернистый путь лежит на запад, в Париж – эту мекку царского и белого офицерства.
Дорога Эльмесхан пролегла в другую сторону, на восток. Николаю Баженову предложили место в Русско-Азиатском банке в Шанхае.  Ехали в товарняке и без паспортов, дорога в 9000 верст казалась бесконечной. Но добрались, только в Китае Эльмесхан тоже ждала голгофа: к трудностям быта добавились семейные распри. После ранения в голову, полученного в Гражданскую, муж донельзя изменился, и жизнь с ним стала невыносима. Несгибаемый солдат Гали Баженова  отважно решила, что пора спасать себя и сына. Развод грозил голодом и нищетой, но Гали не страшилась опасностей. Оружие стойкого солдата – красота, и пора пустить его в ход. Юная дама с безупречной внешностью становится  украшением французского дома моды в Шанхае.
И это не навсегда: подкопив денег, Гали снова отправилась через половину земного шара – в Париж, к маме и папе, к сестрам и братьям. В страну, которая станет родиной. Они ответят друг другу взаимностью, Франция и Гали: Франция будет добра к Гали, Гали принесет славу Франции.

 

Гали Баженова, лицо Дома Шанель

 



Гали Баженова, «русская красавица», как называли её парижские журналы мод. Вторая «кавказская звезда» Дома Шанель в 1920-е годы и  любимица светского общества. В начале парижского пути она никогда не упоминала о девичьей фамилии и представлялась только Баженовой. Однако впоследствии всегда подчеркивала, что она — черкешенка.


 

Время, мода и сумасшедшие заработки сделали ныне профессию манекенщицы суперпрестижной. В Париже тех послевоенных 20-х все было совсем иначе. Тяжелая и однообразная работа живого манекена – слово "манекенщица" появится позже –  не привлекала живых и обеспеченных француженок. В манекены массово шли дочери русских аристократов,  уже проживших немногие ценности, которые удалось вывезти в эмиграцию. Нежные красавицы с отменными манерами, исполненной достоинства осанкой и точеными фигурками пользовались спросом и успехом. Особенно отличившихся поощряли, выдавая им наряды для выхода в свет –  в рекламных целях.
В число этих немногих манекенов-звезд быстро ворвалась Гали Баженова. Князь Феликс Юсупов (и сам не чуждый  модной индустрии – вместе с женой они создали Дом моды "Ирфе") порекомендовал Коко Шанель высокую стройную, изумительно стильную блондинку Гали. И она потянула эту солдатскую лямку. Каждый день Гали являлась на улицу Камбон, 31 и начиналась многочасовая каторжная смена – примерки, съемки, показы. Кавказское лицо дома Шанель влекло публику, и вскоре фото Гали Баженовой в нарядах от великой Коко  замелькало на страницах журналах "Вог" и "Фемина".
Однако плох солдат, если не мечтает выбиться в генералы! А Гали была умна, практична и невероятно деятельна, и вот уже под ее началом оказывается дом моды Поля Пуаре, который она переименовывает. Будто ставит автограф: отныне  фирма называется  половиной ее кабардинского имени – "Эльмис". Вместе с сестрой Тамарой и братом Георгием она стала создавать вечерние платья с изюминкой – живописно отделанные вышивкой. Дело пошло, и вся большая семья Хагундоковых – родители, братья, сестры – немного перевела дух в неустанной борьбе за кусок хлеба.

 

Гали Баженова. Париж, 1934 Икона, центр и гордость семьи, она работала, как ломовая лошадь. Вошел в переходный возраст сын, а она оставалась все той же Эльмесхан-Гали – молодой, отчаянной и твердой как сталь. Она была истинной дочерью своего отца, вспоминает внучатая племянница Элизабет, она одна стоила троих его сыновей. И всегда помнила о корнях: и сегодня ее друзья-французы вспоминают слова Гали:
GМне хорошо с теми, кто вырос в горах".
В кризис "Эльмис" пришлось продать, но Гали рук не опустила.  Помимо красоты в ее арсеналах есть еще одно оружие – безупречный вкус. И он тоже идет в дело: Гали становится декоратором и отделывает квартиры на заказ. И снова солдатски трудные будни…  Но романтичная красавица, обожающая роскошь, не могла вечно сидеть в золушках. Сама себе фея, в 1934-м Гали нашла настоящего принца –  графа Ладисласа дю Люара. "Восхитительная пара!" – всегда будут шептать им вслед.
Ладислас дю Люар был завиднейшим женихом Парижа. Двумя годами моложе Гали (их дни рождения рядом, она родилась 6 февраля, он – 5-го), Ладислас принадлежал семье из самого высокого слоя: старинный аристократический род, земли, богатства, замки. Потом, после войны блестяще образованный граф станет видным политиком, сенатором и всегда будет на самом гребне: знатности, успеха, власти. Но прежде, чем идти под венец (свидетелем кстати выступит все тот же знаменитый Феликс Юсупов) будущей графине пришлось принять католичество. Она выбрала имя Ирэн, хотя продолжала звать себя Лейлой. Именно Ирэн дю Люар войдет в историю Франции и станет единственной (пока) женщиной, которую отпоют в соборе Дома Инвалидов.

 


ИРЭН ДЮ ЛЮАР

 

 

Супруги Ладислас и Ирэн дю Люар на охоте

Супруги Ладислас и Ирэн дю Люар на охоте

В сказках в этом месте появляется титр "конец". Они живут в холе и неге долго и счастливо и умирают в один день. Как бы не так: кому уготована солдатская доля,  тот не избегнет своих испытаний. Судьба Ирэн оказалась на них щедра –  ее нетерпеливо поджидали еще три войны.          
Но начиналось все вполне сказочно. Ирэн поселилась в замке в провинции Сарта и окунулась в светскую жизнь. Кругом удивлялись: русская аристократка черкесских кровей стала на сто процентов француженкой. И ни на секунду не утратила ни капельки очарования кабардинки. Но музыка играла недолго: на горизонте уже грохотало. Надвигалась гроза войны – в Испании.          
Ирэн дю Люар яростно ненавидела большевиков – они отняли родину  и обрекли на вечный ад ностальгии. Узнав, что республиканцев поддерживает СССР, она со всей страстью горской натуры, решила выступить на другой стороне. Что может хрупкая графиня?  Развернуть передвижной хирургический госпиталь – благо, денег у графа дю Люара хватит на десятки госпиталей. Госпиталь расположится прямо у линии фронта, и раненых станут оперировать незамедлительно – так спасут сотни и тысячи жизней, причем с обеих воюющих сторон. Потом окажется, что это была лишь прелюдия, или говоря военным языком артподготовка. На пороге – большая война. Вторая Мировая.         
Ирэн дю Люар и ее сыну Николаю Баженову, который стал к тому времени гражданином США, пришлось решать ту же дилемму, что и Черчиллю, который в июне 1941 года сказал: "Если бы Гитлер вторгся в ад, я по меньшей мере благожелательно отозвался бы о сатане в палате общин". Они ненавидели большевиков, но выступить на стороне Гитлера – значило поступиться честью. Николай Баженов вступил в корпус генерала Кларка, вместе с которым прибыл в Северную Африку. На этот театр военных действий отправилась и его мать. Преодолев все препоны (Франция оккупирована фашистами, добиться разрешений и собрать все необходимое – адов труд!) Ирэн дю Люар во главе организованной ею медицинской колонны отправляется на фронт, где бьется с фашистами ее мальчик.
Никаких тылов! Мадам дю Люар неведом страх, и госпиталь базируется прямо вблизи передовой, а хирурги оперируют под бомбами. Бесстрашная и бескорыстная, она одержима одной целью: спасти как можно больше жизней, быть как можно полезней армии. Но, оказывается, полезной можно быть по-разному, а воюющие мальчики должны быть здоровы не только телом, но и духом. В разлуке с близкими, в огненной геенне войны так нужна точка опоры, живая близкая душа. И командиры Иностранного легиона, что базировался по соседству, тоже это понимали.
Это случилось недалеко от Рабата в Марокко. Командир 1-го кавалерийского полка полковник Микель, очарованный мадам дю Люар, пригласил ее на ужин. Мадам была слегка удивлена, когда полковник увлек ее в темную аллею.  Темная аллея вывела на поляну,  и Ирэн дю Люар ослепил яркий свет. Когда глаза привыкли к свету, графиня обнаружила себя стоящей перед выстроенным полком. "Окажите нам высокую честь, станьте крестной матерью полка", – попросил полковник. Немыслимо пренебречь такой честью! И вся жизнь мадам дю Люар оказалась связанной с 1-м кавалерийским полком. Во вторую годовщину ее кончины в Оранже, где дислоцируется полк, открыли обелиск, посвященный Ирэн дю Люар.
Тем временем  армия генерала Кларка переносит боевые действия на территорию Италии. Вместе с генералом в Италии высаживается и графиня дю Люар. Вместе с пятой армией США ее госпиталь участвует во взятии Неаполя, вместе с американскими войсками она двигается на Север. Где то на обширных полях сражений воююет и граф Ладислас дю Люар – он офицер-переводчик в армии США.
Алые маки Монте-Кассино навсегда запомнят страшную битву. "Как нас черным огнем косило…". Так  любимые Ирэн и так похожие на родной Кавказ горы были буквально перепаханы снаряды: кровавая битва при Монте-Кассино длилась четыре месяца! Под огнем пригибались, но не прекращали операций. Когда 15 февраля  две с половиной  сотни самолетов союзных войск бомбили аббатство Монте-Кассино, госпиталь Ирэн дю Люар стоял в 200 метрах от фашистских позиций!

 

1g-4

Генерал Де Голль приветствует Ирэн дю Люар. 5 марта 1944 г.

 

Передвижной хирургический госпиталь – личная идея и изобретение Ирэн дю Люар. Госпиталь располагался чуть ли не на передовой, а уж на передовой линии спасения – это точно. Переливали кровь, оперировали, спасали от обморожений – битва при Монте-Кассино началась в январе, а в горах в ту пору холодно и в Италии. Госпиталь был превосходно оснащен: Ирэн дю Люар не жалела своих денег и добывала средства на госпиталь у своих многочисленных друзей в разных странах. "Она могла все!" – доныне восхищаются  бывшие юные медсестры передвижного госпиталя Ирэн дю Люар. – Она могла добыть сверхдефицитный пенициллин!"  Не будучи медиком по образованию, графиня глубоко вникала в медицинские проблемы, и в ее госпитале использовались самые новейшие технологии.
Она была помешана на чистоте и дисциплине,  любила командовать, была  невероятно строга к медсестрам и требовала безупречности. При всем при этом, и она была безупречна: никогда не заставляла работать, бездельничая сама, всегда находила доброе слово для персонала и раненых, заботилась об их духовном и телесном здоровье, поддерживала в трудную минуту, делила горе и радости. Медсестры работали по пояс в грязи, но в белых передниках и с чистыми воротничками, пили чай на скатерти с красивой салфеткой, и под самодельным абажуром, тщательно причесывались, а раненым на носилки стелили простыни, немыслимые в пекле битвы! Графиня была предметом обожания и восхищения. "Она была нам матерью", – не сдерживают слез старенькие нынче медсестрички.
Этот день Ирэн дю Люар приближала как могла. И он наступил – День победы.  Она пообещала, что наденет вечернее платье и драгоценности только после победы над врагом, и сдержала слово. Жаль, чтто на вечерний наряд нельзя приколоть награды: у беспримерно храброй и справедливо заслуженной  графини дю Люар их набрался целый иконостас.
Но  настоящая награда для Ирэн дю Люар – робкая благодарность спасенных. А самое высшее благо небес – уцелел единственный сын! И после войны мать с сыном не разлучились: Николая Баженова прикомандировали к Посольству США во Франции. Он женился на милой французской девушке, но Лейла не дождалась внуков: брак быстро дал трещину и распался, а у Николая обнаружили опухоль мозга, и в декабре 1954 года он скончался.
Ирэн показалось, что жизнь кончилась. Остались немногие письма и фотографии – ими она и заполняла те отчаянные дни. Граф Ладислас дю Люар тоже горевал: он был очень дружен с пасынком. Но в его жизни была отдушина: он упорно строил политическую карьеру, активно работал в Союзе фермеров и был избран мэром небольшого городка. Свою отдушину нашла и Лейла. Когда стойкому солдату плохо, он идет на помощь другим. И в этом обнаруживает свое спасение.

 

Эльмесхан Хагундокова, Гали Баженова, Ирэн дю Люар, которая любила называть себя Лейлой.

 


 



Героиня двух стран и трех народов. Французская графиня со стальным горским стержнем внутри. Эльмесхан Хагундокова, Гали Баженова, Ирэн дю Люар, которая любила называть себя Лейлой. Великая мадам, как любя называют ее во Франции.


 


 

Солдат знает, как важен на войне стойкий дух. Новая идея мадам дю Люар проходит по ведомству душевного здоровья: в Алжире второй год идет война, Алжир вышел из повиновения и жаждет независимости. Французские солдаты измучены физически и, главным образом, морально: не все уверены в праведности колониальной войны. И она снова отправилась в Северную Африку – открывать реабилитационный центр. Там вкусно кормят и ласково говорят, там уголок мира в чаду сражений, там графиня дю Люар – феноменально смелая, чрезвычайно строгая, простая в обращении и бесконечно отзывчивая к любой человеческой нужде. Постаревшие за полвека с лишним солдаты с галльской живостью и слезами на глазах рассказывают о ней то, что врезалось в сердце навек. До сих пор они называют ее крестной, до сих пор смакуют мельчайшие подробности той их юной жизни, что освещена теплым светом воспоминаний о графине дю Люар. Она знакомилась с их девушками, выслушивала исповеди, решала  их проблемы. С солдатами она была солдатом, а не графиней.
В 1959 году Франция оценила выдающиеся заслуги Ирэн дю Люар: ей вручили высшую награду страны – орден Почетного Легиона и присвоили степень командора ордена.
GПочётный легион – это сообщество элиты живых", – утверждал генерал де Голль, и мадам дю Люар, несомненно, была членом и украшением этой элиты. О, она знала свое место на Земле, не сомневайтесь! И это место было в первых рядах – там, где творят историю. В ее солдатском ранце с самого начала лежал маршальский жезл.
Война в Алжире закончилась, но с армией Ирэн не рассталась. Крестные не бросают крестников – полк так и остался ее семьей. Тем более что  своя семья редела: в положенный срок ушли из земной жизни родители, в 1977 году был тяжело ранен в автомобильной аварии и в 1980 году умер муж. На похороны приехала делегация от 1-го кавалерийского полка – от второй семьи мадам дю Люар.

 

Прощание с Ирэн дю Люар Прощание с Ирэн дю Люар

 



Прощание с Ирэн дю Люар в Доме инвалидов. Окруженная своей армией Ирэн уходила как маршал.

 

За несколько недель смерть подала ей знак. Ирэн дю Люар потеряла сознание на свадьбе одного из капитанов ее родного полка  в соборе Святого Людовика в Доме Инвалидов. 21 мая 1985 года  ее отпели здесь же в церкви Святого Луи.  Окруженная своей армией Ирэн уходила как маршал. Над гробом своей крестной матери легионеры грянули марш 1-го кавалерийского полка. Потрясенная публика замерла, из глаз лились слезы. "От этого переворачивалось все внутри", – рассказывает в фильме "Черкешенка", снятом Жансурат Зекорей, племянник графа дю Люара, сенатор Ролан дю Люар. Лейла упокоилась  в семейном склепе на кладбище Сен-Женевьев де Буа, рядом с сыном.
"Черкешенки не умирают никогда", – написала она когда-то в письме, с юмором описывая совсем не смешную ситуацию: уже немолодая Ирэн дю Люар упала в шахту лифта. Заметьте: не француженки – черкешенки. До самого последнего вздоха  Эльмесхан-Гали-Лейле-Ирэн помнила о своих истоках, до самого смертного часа в ней пульсировала горячая кабардинская кровь. Кровь настоящих воинов  родом с Кавказа.

 

Часовня-склеп на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа. Место последнего упокоения великой француженки, великой черкешенки

 



Железной рукой истории кабардинский род Хагундоковых был выдернут из родной почвы, Кавказская война прибила его к российским берегам, революция отправила в дальние странствия к берегам чужим. Он пророс и укрепился во Франции:  именно там  окончили свои дни генерал Константин Хагундоков и его знаменитая дочь, героиня Франции Ирэн дю Люар.

 

>> Семейная часовня-склеп Хагундоковых на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа. Место последнего упокоения великой француженки, великой черкешенки.

 

 

Автор: Ольга СЛАВИНА. Фото:  из личного архива семьи Хагондоковых, открытые источники

© Федеральный познавательный журнал «Горец» 

Для тех, кто любит высоту


Поделится:
Комментариев: 0


ВЕСТИ С ГОР

Удивите нас своими фото!

Вы побывали в горах и вернулись домой с кучей фоток? Присылайте нам свои шедевры.
Лучшие мы опубликуем в нашей коллекции «ГОРЦЫ МИРА».

Подножие высочайшей горы планеты Джомолунгма находится в Непале, а вершина принадлежит:

ИндииВыбрать8% / 197
БангладешВыбрать2% / 39
НепалуВыбрать44% / 1064
КитаюВыбрать46% / 1102
На главную Контакты
© 2011-2017 Журнал «Горец». Все права защищены.
Перепечатка материалов без разрешения редакции запрещена.
При цитировании материалов активная гиперссылка на журнал обязательна.
X
Авторизация Регистрация Востановление доступа