Самое рейтинговоеСамое обсуждаемое
1
2
3
4
5

БУКЕТ ДЛЯ ИЛЕНЬКИ. ОДНА ТАЙНА НА ДВОИХ

 

Судьба щедро наградила Цецилию красотой, дивным голосом, редким актерским талантом. Судьба обделила Цецилию…
3099
1
2
3
4
5

АЛАНЫ. ПУТЬ НА ЗАПАД

 

В самом центре Кавказа, в живописных горных ущельях по обеим сторонам Главного Кавказского хребта и на прилегающих…
136 комментариев
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
Увеличить/уменьшить шрифт
+A -a
15220
62
-

Южная Осетия

ПОЛИТИК, МЕЧТА КОТОРОГО СБЫЛАСЬ

13 апреля 2011







 

Когда в 89-м году первый «мирный поход на Цхинвал» был остановлен у въезда в город, некий Нодар Натадзе, один из организаторов этого похода, седой уже мужчина, принялся через мегафон «толкать речь», обращаясь к цепочке цхинвальских молодых людей, перегородивших дорогу колонне распаленных грузин. К Натадзе подошел крепкий осетинский парень, попросил его «прекратить базар» и поворачивать назад в Тбилиси.  Натадзе обомлел и спросил: – А ты кто такой?   
– Я - Эдик Кокойты, – ответил парень.

 

БЛИЦ:

 

…Власть или независимость?

– Я за свободу и независимость.

…Традиция или новация?

– Все традиции когда-то были новациями

…Революционер или консерватор?

– Не помню, кто сказал: «Кто в молодости не был революционером – у того нет сердца. Кто с возрастом не стал консерватором – у того нет головы»

…Разум или интуиция?

– Я не считаю, что разум слабее интуиции, но уверен, что любая идея или поступок идут от интуиции. Когда говорят о везучести человека или о счастливой случайности, для меня это означает только то, что этого счастливчика бог наградил хорошей интуицией

…Утро или вечер?

– День.

…Первый или лучший?

– Сначала надо стать лучшим и тогда всегда будешь первым.

 

 

НАШ ПАРЕНЬ

 

– Эдуард Джабеевич, в Цхинвале, да и вообще в Осетии, старшее поколение называет вас «наш парень» («нахи лаппу»), а молодежь – просто Джабеличем. Нет в этом элемента фамильярности, вы ведь все-таки президент?

 

– Для меня это не фамильярность или панибратство, а знак доверия. Знаете, о руководителях часто говорят: «Он вышел из народа». В эти слова можно вкладывать разный смысл... На мой взгляд, нужно не «выходить из народа», а оставаться его частью. У меня есть народное доверие. И я им очень дорожу.

 

– Тем не менее,  вы отделены от своего народа щитом охраны…

 

– Это вынужденная мера, не очень, кстати, удобная для меня и моей семьи.
Врагов у меня хватает и убить грозились не один раз. Было время, когда я всегда возил с собой чистый комплект одежды, на всякий случай, чтобы, если что, переодели… Причем угрозы эти всегда исходили извне, поэтому охрана у меня вовсе не от народа.

 

– Про внешних врагов понятно, а как насчет внутренних оппонентов?

 

– Когда бизнесмен, у которого не все ладно с законом, заявляет, что уходит в оппозицию к Кокойты, чтобы потом трубить на всех углах, что страдает за свое инакомыслие, или отставной полковник, ставший генералом в Южной Осетии, разменивает свой авторитет на подковерную суету – это оппозиция? Этот генерал на всех углах рассказывает о подбитом им танке как о сражении, решившем исход августовской войны!  Можно подумать, если бы этот танк не подбили, грузины бы до Москвы дошли...

 

Как только Россия признала независимость Южной Осетии и заявила, что будет всячески помогать налаживать жизнь республики, то есть как только «запахло деньгами», сразу же нарисовалась «непримиримая оппозиция» и начались «наезды»: и народ я бросил, и 9 из 10 гуманитарных одеял себе под подушку спрятал… Это такая ерунда, что даже говорить не буду. Скажу так: кому надо знать – знают обо мне все.

 

– А кому надо знать?

 

– Народ Южной Осетии знает меня как облупленного. Каждый мой шаг – как на ладони… Если бы люди хоть на секунду во мне усомнились, я бы уже не был президентом. Вот недавно так называемая оппозиция провела в Москве мероприятие под громким названием съезд. Спрашивается, зачем вы там воздух сотрясаете? Боитесь ехать в Цхинвал? Поезжайте во Владикавказ. Если у вас голова за Осетию болит, в Осетии и действуйте. Что это за осетинская оппозиция, которая свой хурал проводит на деньги армянина, сажает во главе президиума белоруса? Может, они в президенты Южной Осетии предложат грузина? Поверьте, вопрос не в национальности, а в их желании  прикрываться широкими спинами.

 

Август 2008 г.

 

– Но ваши оппоненты уверяют, что вы очень жестко расправляетесь с противниками. Опасаются, видимо, за свою жизнь и носа не кажут в Цхинвал…

 

– Это все, как у нас говорят, «кукурузные разговоры». Их можно вести где-то далеко, а здесь, в Южной Осетии, все про всех знают, поэтому они и, как вы говорите, не показывают сюда носа. Потому что здесь народ задаст им не очень приятные вопросы и пошлет в неприятном для них направлении.

 

– А как вы сами относитесь к критике?

 

– Спокойно воспринимаю. Без критики руководитель утрачивает реальный контроль над ситуацией. Представьте себе водителя, который считает, что для него всегда горит зеленый и не хочет замечать красного огня светофора. Такие джигиты встречаются, но далеко уехать у них не получается. Когда критикуешь, надо и что-то предлагать, иначе это просто горлопанство...

 

– Были минуты, когда вы пожалели, что стали политиком?

 

– Честно говоря, случались. В основном из-за того, что большая часть моей жизни проходит вне семьи, вне дома. Но по-другому я не могу. Наверное, чувство долга у меня дурацкое… С другой стороны, моим сыновьям лучше гордиться часто отсутствующим отцом, чем не уважать присутствующего. Опять же, я уверен, что мои сыновья и близкие понимают, почему я живу так, а не иначе. Я очень ценю их поддержку.

 

– Вы умеете говорить «нет»?

 

– Откровенное «нет» всегда лучше, чем дать пустое обещание.

 

Цхинвал, сентябрь 2008 г.

 

– Какой человеческий порок вам наиболее неприятен?

 

– Неопрятность. В отношениях, в поступках, в быту.

 

– Как вы считаете, время сильно вас изменило?

 

– Я думаю, время не меняет человека. Он остается таким же, что и был. Меняются только обстоятельства, на которые он реагирует. Мне исполнилось 45, и это самый интересный и насыщенный период в моей жизни: уже многое прожито и достигнуто, но еще многое впереди.

В моей жизни были победы, случались и ошибки, но она научила меня, что всегда и во всем надо идти и бороться до конца. Надо уметь драться до конца.

 

– Вам приходилось по-настоящему драться?

 

- Странный вопрос вы задаете мужчине, да еще и горцу! Драчливым меня не назовешь, но случалось постоять за себя и в школе, и в армии. Хотя во взрослой жизни драк не припомню.

 

 

МЕЧТАЛ СТАТЬ ЮРИСТОМ

 

– Вы помните, с какого момента началась ваша взрослая жизнь?

 

– Трудно вспомнить... Расскажу один забавный случай, но я тогда был совсем маленьким. Мама почему-то не могла забрать меня из детсада и попросила родственников. У них были какие-то торжества, взрослые сидели за накрытым столом, а я с детьми во дворе гонял мяч. Когда захотелось пить, я зашел в дом. Кто-то из старших протянул мне граненый стакан. Я залпом выпил и понял, что это не вода, а арака. Помню, хотелось зареветь и оттого, что горло обжег, но больше от обиды, но я подумал: «Эдик, нельзя плакать, ты не маленький, нельзя, чтобы над тобой смеялись». Помню, когда молча выходил из комнаты, старший сказал: «Какой выдержанный мальчик. Вырастет – обязательно станет больщим человеком!» Потом я заснул во дворе под деревом и мама на руках отнесла меня домой.

 

– А каким вы были в детстве?

 

– Ничем особенным от сверстников не отличался. Увлекался борьбой, неплохо играл в шахматы. Учился хорошо, любимым предметом была история. Детство же вообще вспоминаю как безоблачное, радостное время, хотя дома особо не баловали. У меня даже велосипеда – главной гордости мальчишки тех лет – не было. Но я прекрасно помню теплую атмосферу. Цхинвал тех лет был по-настоящему интернациональным. Осетины, грузины, русские, евреи, армяне… – все чувствовали себя одной семьей, помогали по-соседски друг другу. Детские и юношеские годы провел в основном в Цхинвале, но когда стал серьезно заниматься борьбой, частенько выезжал на сборы и соревнования во Владикавказ, Сухуми, Тбилиси…

 

– Вы были лидером?

 

– Я воспитывался в традиционной осетинской среде, которая изначально предполагает стремление к лидерству. От мальчика ожидают, что он будет стараться быть в первых рядах. Ребенок должен понимать, что по его поступкам будут судить не только о нем, но и о его родителях, братьях, сестрах... Можно сказать, что традиционная осетинская система воспитания мальчиков сама по себе является школой лидерства. Многое мне дали и мои серьезные занятия спортом.

 

– Что бы вы ответили, если бы в детстве вас спросили: «Как сложится твоя жизнь, Эдик?»

 

– Что бы я ответил? (С улыбкой). Сказал бы, что, когда вырасту, стану юристом, встречу хорошую девушку, женюсь и у нас будет трое детей.

 

 

В ОХОТЕ ГЛАВНОЕ НЕ СТРЕЛЬБА

 

– Вы еще в советское время были чемпионом Грузии по вольной борьбе. Не тянет хотя бы изредка на ковер?

 

– Я стараюсь поддерживать форму и сегодня. Выйти на борцовский ковер для меня большое удовольствие, которое, к сожалению, я редко могу себе позволить. Чаще случается поиграть в футбол.

 

– Но это разные виды спорта: в борьбе ты все решаешь сам, а футбол – игра командная…

 

– Именно этим футбол меня и привлекает. Я и сам командный игрок и в других ценю умение работать в команде, где у каждого есть свои конкретные задачи и в то же время требуется видеть все поле, весь ход игры.

 

– А как вы обычно отдыхаете?

 

– Специально отдыхать у меня практически не получается. Но есть разные способы быстрой релаксации. После посещения храма, например, всегда чувствую себя духовно и физически обновленным. Выхожу из церкви с каким-то радостным и светлым чувством, будто получил мощный заряд новых сил, оставил в стороне все суетное. Праздником для души бывают встречи с друзьями, которые, к сожалению, также не часты. Бывает, что теплые отношения вырастают из рабочих контактов с коллегами. Такие встречи, может быть, и не форма отдыха, но они тоже дают заряд позитивной энергии. Я очень дорожу дружбой с Таймуразом Мамсуровым, Сергеем Багапшем. У меня очень теплые, доверительные отношения с Мустафой Бадтыевым, Арсеном Каноковым…

 

– Я слышала, вы увлекаетесь экстремальным вождением.

 

– Это тоже хороший способ отвлечься, переключиться. Экстремальное вождение мне нравится, это правда. Иногда гоняю по горам на мотоцикле.

 

– А охотой балуетесь?

 

– Ну какой же горец без охоты? Для мужчины нет лучшего досуга и развлечения. Но главное в охоте не стрельба. Я никогда дичи не убиваю больше необходимого. Люблю просто бродить по лесу, наслаждаться красотой наших гор, озер…

 

Охота обладает особым волшебством, которое ей придают сложившиеся много веков назад охотничьи традиции, сохранившиеся и в настоящее время – от каких-то примет во время сбора на охоту до способов разделки добытой дичи. Мне нравится выезжать на охоту с простыми сельскими ребятами, для которых не существует политических проблем, проблем бюджета, кадровых перестановок… В их компании можно посидеть у костра, послушать охотничьих баек, незамысловатых анекдотов – от таких разговоров действительно отдыхаешь…

 

– А какой вы в быту?

 

– Дома я совсем не притязательный человек. Ем все, что готовят супруга и мама. В отношении одежды тоже за какими-то брендами не гоняюсь. Главное, чтобы все было чистое и выглаженное.

 

 

ЖИТЬ НЕ ЗРЯ...

 

Визит Президента РФ Дмитрия Медведева в Южную Осетию. Цхинвал, 13 июля 2009 г.

 

– Эдуард Джабеевич, боитесь чего-то не успеть в жизни?

 

– Скажите, а чего я могу бояться не успеть, когда самое главное событие в моей жизни как политика случилось: мой народ обрел независимость и государственность. Это самый главный шанс, который нам предоставила судьба. С позиции любого человека главной ценностью сегодняшнего дня является мир и возможность мирно и свободно жить и трудиться на своей земле. Что это такое – понимаешь, когда имеешь личный опыт, знаешь о войне не по фильмам и книгам, а насмотревшись на нее в реальной жизни. Осетины –  благодарный народ, и они никогда не забудут, что Россия, не в первый раз, между прочим, спасла их. Прозвучит пафосно, но уверен, что и будущие поколения осетин будут благодарны сегодняшней России за жизнь и свободу. А грузинам я так скажу: нельзя надеяться на победу, неся зло. Победить может только добро.

 

– У вас есть настольная книга?

 

– (С улыбкой). Это что-то вроде «скажи мне, что ты читаешь, и я скажу, кто ты»? Читать приходится в основном документы. Что касается художественной литературы, библиотека у нас дома хорошая. Еще с советских времен. В свободное время, признаюсь, оно редко бывает, люблю возвращаться к некоторым книгам. Я вообще в свое время очень любил читать. Над борцами подшучивали, что «сила есть – ума не надо», но я старался наращивать не только мускулы.

 

– Вы сказали, что к некоторым книгам иногда возвращаетесь. К каким, если не секрет?

 

– Секрета никакого нет. Когда есть свободная минута беру в руки томик нашего Гадиева Сека, нравится Фазиль Искандер, люблю стихи нашего Коста, иногда открываю любимые места в «Дата Туташхиа».

 

– «Дата Туташхиа»

 

– А что вас удивляет? Мне и роман очень нравится, и экранизация по нему тоже была очень удачная. Роль Дата Туташхиа там сыграл Мегвинетухуцеси. Настолько органично, что для меня Туташхиа ассоциируется с этим актером. Это как мы не представляем другого Болконского, только Тихонова, и другую Каренину, кроме Самойловой. Кстати, этот же артист, Отар Мегвинетухуцеси, в свое время сыграл и осетинского джигита Джамбулата в фильме по Коста Хетагурову «Фатима».

 

– Меня это удивило ровно потому, что после событий последних двадцати лет между Осетией и Грузией, вы признаетесь в симпатиях к грузинскому писателю Чабуа Амирэджиби.

 

– Я признаюсь в симпатиях к его книге, к герою его романа, хотя и сам Амирэджиби –человек-легенда. Вы знаете, через что ему пришлось пройти? И он выстоял, не сломался. Что же касается его резких высказываний – он их сделал, когда потерял сына. Я не очень верю в его национальный шовинизм. Кстати, он в 40-е годы несколько лет жил в Осетии.  Амирэджиби был в очередных бегах из ГУЛАГа, скрывался не под своей фамилией и осетины его не выдали. Он женился, у него в семье родилась дочь…

 

Что же касается отношения к Грузии… Я так скажу: недугом разобщения надо переболеть. Звучит банально, но точно. Исторически мы соседи и нам никуда друг от друга не деться. Не надо забывать, превратиться в толпу любой народ может в одно мгновение, на обратный путь уходят многие и многие годы. И эта земля дарована Богом вовсе не для того, чтобы сжигать ее войной или поливать кровью.

 

Беслан. Город ангелов. Сентябрь 2009 г.

 

Знаете, прошлое научило нас не заглядывать далеко вперед, но я искренне надеюсь, что последствия того, что произошло между нашими народами за последние сто лет, осознают, наконец, в Тбилиси и не будут мешать устраивать жизнь своим соседям.  Есть суверенная Грузия, суверенная Осетия и суверенная Абхазия и слепой тот, кто не хочет этого видеть.

 

Знаете, в Грузии многие любят гордо подчеркивать, что они народ философа Мамардашвили, но забывают его слова о том, что «защищая достоинство абхаза, армянина, осетина, защищаешь свое достоинство, иначе для меня не существует высокого понятия грузина».

 

 

ЧТОБЫ СТАТЬ МУЖЧИНОЙ, МАЛО ИМ  РОДИТЬСЯ…

 

– Представьте, что у вас есть возможность отправиться в далекое космическое путешествие. Кого из политиков, а может не политиков, вы бы взяли с собой?

 

– Я бы взял политика из одной соседней страны и там бы с ним по-мужски разобрался.

 

– А с кем из исторических персонажей хотели бы встретиться, о чем поговорить?

 

– На машине времени я не отказался бы прокатиться, скажем, в XI век. В Аланию в правление царя Дургулеля. Вот с ним бы я встретился. При Дургулеле Алания достигла наивысшего расцвета и могущества. Он выгнал с Кавказа Мерван-шаха. Регулярная конница Дургулеля составляла около 50 тысяч всадников! У него были хорошие дипломатические отношения со многими странами и особенные – с Грузией, поскольку тогдашний царь Баграт IV был осетинским зятем – его женой была сестра Дургулеля.

 

Зятья у осетин в особом почете, поэтому, когда Баграт попросил о военной помощи в войне с эмиром Гянджи, Дургулель со своим войском перешел Дарьяльские ворота и разгромил войска эмира, дошел до Аракса и взял 20 тысяч пленных. История говорит, что торжества в честь громких побед алан-осетин длились тогда в Картли 12 дней. Как видите, умели мы когда-то жить по-доброму, помогая друг другу. Встретился бы еще с Ос-Багатаром, последним объединителем Осетии.

 

– Вы хорошо разбираетесь в истории осетинского народа, а свою родословную знаете?

 

– Фамильные предания и историю своего рода я знаю с детства, от своего деда. Я часто гостил у него в селе, и он много интересного рассказывал мне о традициях и обычаях осетин, нашего рода.

 

По древней легенде, у прародителя осетин Ос-Багатара было три сына, которым оставил в наследство три сокровища: золотой меч, золотую чашу и ткань, сотканную из золотого руна. Старший сын, Кусаг, наш общий предок, получил золотую чашу – символ святости, мудрости и почета, и с тех пор потомки Кусага – Кусагонта – пользовались в Осетии славой и уважением, из них выбирали священников и судей.

 

Белая полоса на нашем флаге с древних времен символизирует мир, честь и мудрость, и она цветовой символ Кусагоновых. Одним из ответвлений этого древнего рода являются семь родственных фамилий в Южной Осетии, и одна из этих фамилий – Кокоевы. В русской транскрипции моя фамилия Кокоев, а в осетинской – Кокойты, что дословно означает: из рода Кокоевых. Дед часто мне повторял: «Тебя зовут Эдуард, сын Кокоевых, и от того, как ты будешь это имя нести, будет строиться твоя судьба».

 

Еще он любил рассказывать притчу о старике и бабочке. Засомневался один человек в мудрости старца и решил его проверить. Поймал бабочку, подошел к старцу, а сам думает: «Спрошу – жива она или нет. Если скажет, что жива, раздавлю бабочку в кулаке, покажу ему и скажу – не угадал. А если скажет, что мертва, тогда выпущу ее». Подошел он к старцу и спрашивает: «Вот у меня в руках бабочка, скажи мне: она жива?» Старец отвечает: «Все в твоих руках».

 

– Поучительная притча. А что вы можете рассказать о своих более близких предках?

 

– О своих корнях я знаю почти все. Многие поколения нашей семьи жили в древнем родовом селении Цру. Прадед мой по отцовской линии был священником. Дед же, который был для меня непререкаемым авторитетом, был простым колхозником, но в народе пользовался большим уважением. К его мнению прислушивались, при спорных ситуациях звали, чтобы примирить стороны, часто приглашали быть почетным гостем на торжествах…

 

С материнской стороны среди наших ближайших родственников было немало людей, которые носили офицерские погоны. У нас в Осетии воинская профессия традиционно пользуется особым уважением. Прадед и дед по материнской линии воевали еще в Первую империалистическую. Брат бабушки – известный в Осетии генерал Константин Джиоев, его сын Феликс Джиоев – академик Академии медицинских наук, два других брата – полковники…

 

– А ваши родители?

 

– Они простые люди, сегодня уже пенсионеры. Никаких особых должностей не занимали. Да это и не главное. В Осетии все друг друга знают и оценивают людей не по чинам, а по делам. Я своим отцом горжусь. Когда в детстве мы с ним ходили по улицам Цхинвала, все уважительно здоровались с ним, обращаясь по имени-отчеству, хотя он всю жизнь работал простым строителем. Трудно было найти в городе дом, в строительстве которого он не принимал участия. Он всегда всем помогал и помогает другим, потому что очень добрый, отзывчивый и трудолюбивый человек. Мне всегда говорили, что я должен расти достойным его. Сейчас в тех же традициях он воспитывает внуков, моих сыновей.

 

– Расскажите про эти традиции.

 

– Начнем с того, что все кавказские обычаи основаны на большой самоотверженности. Чтобы стать мужчиной, мало им родиться. Эгоизм убивают в зародыше. Детей учат вставать, когда заходят старшие, соблюдать скромность. Лучшее место – гостю, это кавказский закон. Горец всегда оставляет на тарелке лучшие куски, потому что может прийти неожиданный гость. А горский этикет? Самый простой сельский мальчишка при встрече спросит вас о здоровье отца, матери. Обязательно спросит, что может для тебя сделать, чем помочь. Он еще мальчишка, но уже ощущает себя мужчиной.

 

– Эдуард Джабеевич, есть, на ваш взгляд, что-то, что отличает горца от равнинного жителя?

 

– Конечно, есть отличия. Жизнь в горах накладывает свой отпечаток на характер, менталитет, отношение к жизни…

 

Возьмем осетин. Исторически сложилось так: чтобы выжить, сначала после монголо-татар, потом после орд Тамерлана, аланы, наши предки, вынуждены были уйти жить высоко в горы. Они приспособились к такой суровой жизни и вниз спускаться не очень любили и, как все горцы, относились к равнинным людям, скажем так, слегка презрительно.

 

А церкви свои, по-осетински – дзуарта, строили еще выше тех мест, где жили. Скажите, зачем им нужны были такие трудности? Опасные хождения звериными тропами, да еще и поклажа бывала тяжелой: осетин ведь идет к храму не с пустыми руками – пироги, пиво, арака, мясо?..

 

Зачем надо так отчаянно лезть в гору, где и дышать тяжело, откуда можно грохнуться в пропасть, зачем именно там надо произносить молитвы? Для уединения? Для того, чтобы случайный человек не осквернил святыни? Думаю, не только поэтому. Просто духовных высот можно достичь только тогда, когда преодолеваешь, в том числе и физические, трудности. Когда стремишься наверх и душой, и телом.

 

 

– Как бы вы сегодня ответили на вопрос: кто вы – Эдуард Кокойты?

 

– Коротко? Я Эдуард Кокойты, солдат своего народа. Политик, мечта которого сбылась.

 

 

Беседовала Лариса Тасоева. Москва - Цхинвал, сентябрь 2009 г.

Фото: Лана Парастаева, Сергей Климов, Андрей Полипчук, пресс-служба Президента РЮО.

 

 

Поделится:
Комментариев: 3


ВЕСТИ С ГОР

Удивите нас своими фото!

Вы побывали в горах и вернулись домой с кучей фоток? Присылайте нам свои шедевры.
Лучшие мы опубликуем в нашей коллекции «ГОРЦЫ МИРА».

Подножие высочайшей горы планеты Джомолунгма находится в Непале, а вершина принадлежит:

ИндииВыбрать8% / 192
БангладешВыбрать2% / 36
НепалуВыбрать45% / 1031
КитаюВыбрать45% / 1041
На главную Контакты
© 2011-2017 Журнал «Горец». Все права защищены.
Перепечатка материалов без разрешения редакции запрещена.
При цитировании материалов активная гиперссылка на журнал обязательна.
X
Авторизация Регистрация Востановление доступа