Люди ДВОРЕЦ СЧАСТЬЯ ЛИЗЫ И МУРТУЗЫ
Меню
Горец года 2017 Предлагайте! Выбирайте! Участвуйте! Голосование открыто →


Увеличить/уменьшить шрифт
+A -a

ДВОРЕЦ СЧАСТЬЯ ЛИЗЫ И МУРТУЗЫ

28 апреля 2013 | Автор: Ольга СЛАВИНА
32172
3210
-

ДВОРЕЦ СЧАСТЬЯ ЛИЗЫ И МУРТУЗЫ


– Смотри, там буквы какие-то красноватые! Сейчас, подожди, тут темно… Ага, вижу: "Я люблю тебя, Лиза!" И что за придурок это написал?

– Не трогай! Это, вроде, кровь…

Обветшалый и едва не снесенный Бакинский Дворец счастья, наконец, начали реставрировать. Рабочие выносили мусор и вдруг… На стене обнаружилась странная надпись. Срочно вызванные криминалисты подтвердили: это кровь. Вандалы так не пишут – буквы выводила дрожащая рука умирающего...



ДВОРЕЦ СЧАСТЬЯ ЛИЗЫ И МУРТУЗЫ

ЛИЗА, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ. ПОСЛЕДНИЕ ЧАСЫ…

 

Вместе с кровью утекали последние силы. Еще две буквы, еще одна, восклицательный знак… И как же больно! Мысли путаются… Куда-то делся солидный коммерсант, нефтепромышленник и благотворитель уважаемый Муртуза Мухтаров. Пожилой благообразный господин в усах и твердом воротничке растаял – вместо него по пыльной улице пригородного поселка Амираджаны бежит за арбой бедно одетый парнишка.


 

ЛИЗА, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ. МИЛЛИОНЕР ИЗ АМИРАДЖАН

 

 

Муртуза всегда мечтал разбогатеть, всегда, сколько себя помнил. И дед мечтал, и отец, да только никому не удалось: как были батраками да аробщиками – нефть на арбах с промыслов возили, грузы осенью-зимой из Баку в Тифлис и обратно, – так и остались.

 

ДВОРЕЦ СЧАСТЬЯ ЛИЗЫ И МУРТУЗЫ






"Вид города Баку", XIX в. Акварель неизвестного художника

 



 

И Муртуза с братом возили, только песни разносились окрест – брат, Бал Ахмед любил, бывало, бежать перед арбой и петь. Потом-то, как Муртуза Мухтаров в миллионеры вышел, нашлось много желающих байки рассказать. Будто лошадка белая, легконогая счастье принесла, стал он денежки наживать, а коня белого в арбу впрягать перестал, наоборот, кишмишем до жареным горохом кормил, пока  тот от старости не околел… Только сказки все это. А правда в том, что затеяли железную дорогу прокладывать Баку-Тифлис, и продал смышленый Муртуза в 1870 году арбу и устроился пятнадцатилетний парень на промысел к Мартову черпальщиком – нефть из мелких колодцев черпать. Крепкий, выносливый смелый, толковый – и в вонючей грязи с утра до поздней ночи. Но сказка о Золушке мужского рода и в этот раз имела счастливый конец. А роль хрустальной туфельки исполнили… железки. Как магнитом тянули они способного Муртузу – все эти приборы, инструменты, машины, все что звякает, крутится и нефть качает. 

 

Колодцы стремительно уходили в прошлое – еще до рождения Муртузы, в 1848 году в Баку пробурили первую в мире скважину. Не похож был владелец промысла на прекрасного принца, а судьбу Мухтарова изменил: пригляделся к смекалистому парнишке и допустил к железкам, а вскоре и в мастера произвел, и отдал под его надзор  все механические мастерские. Канадский станок, которым в ту пору бурили, был деревянный  ненадёжный, буровой инструмент ломался на глубине. Муртуза покумекал, повозился, поколдовал – и станок заработал, как часы.

 

И слава о Муртузе пошла по всему Апшерону. Какая у кого неполадка на промысле случится, тот сразу за Мухтаровым посылает. А Муртуза-волшебник по шуму-грохоту, по свисту труб и бряканью железок вмиг догадывается, что там в подземелье происходит. И позже, наживши денег, чутья Мухтаров не утратил: по всему Баку разнеслась история, как ехал ага Муртуза на фаэтоне на дачу мимо чужого промысла. Прислушался, и ну мастера чехвостить: дурья, кричит, твоя башка, останавливай бурение, сейчас разнесет все к дьяволу. Подняли инструмент и подивились – прав Мухтаров, едва от аварии убереглись!

 

ДВОРЕЦ СЧАСТЬЯ ЛИЗЫ И МУРТУЗЫ







Вилльям Симпсон Нефтяные скважины в Баку, на Каспии.1886г.

 



 

Аллах дал чудесный дар, но Муртуза и сам не плошал. Едва вставши на ноги, нанял Мухтаров учителей-инженеров: обучать его тому, что сами в институтах выучили. И схемы, и чертежи чертить научился, и расчеты делать, и станки конструировать. Не наследством чужим, а горбом собственным разбогател: в 1890-м открыл бурильную контору и начал брать заказы. И опять чудесами прославился: взял подряд да и пробурил скважину аж поболе километра глубиной! Дипломированные инженеры дивились: в мягкой да рыхлой породе столь глубоких скважин прежде бурить не решались. А Муртуза, знай, в усы посмеивается, да станок новый чертит, ударного штангового бурения, если кому эти ученые слова понятны.

 

В 1895 году государственный патент получил – на "бакинскую бурильную систему", ни больше, ни меньше!  Название, правда, не прижилось, станок прозвали просто "Мухтаров", под этим именем он и в мире известность приобрел, экспортировали его в разные страны. А к концу века развернулся Муртуза, и целый завод бурильного оборудования в Биби-Эйбате отгрохал – первое, между прочим, в России предприятие по производству нефтяного оборудования. А рядом трехэтажный дом для рабочих и служащих, чтобы самых лучших специалистов привлечь – от них, известно, прибытку-то больше.

 

Умен был Муртуза, ничего не скажешь, оборотист, современнейшее оборудования для завода из самой Америки выписывал... Потом и участки нефтеносные начал прикупать, своими промыслами разжился, составил такое состояние, что в лучшие люди Баку вышел, да…

 


ДВОРЕЦ СЧАСТЬЯ ЛИЗЫ И МУРТУЗЫ

ЛИЗА, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ. ПОСЛЕДНИЕ ЧАСЫ…

 

- Все, все отняли проклятые большевики, и жизнь тоже… Как больно! Не только простреленное тело, душа кровью исходит… Лиза, любимая, взглянуть бы на тебя одним только глазом в последний раз…

Сознание меркнет, и опять исчезает пожилой господин. На бесланском перроне стоит крепкий мужчина с черными усами и внимательно наблюдает, как два лейтенанта в черкесках  стелят на земле ковер и разворачивают кусок специальной молитвенной ткани – джанамаз. Осанистый генерал в черкеске самой благообразной наружности опускается на коврик и начинает делать намаз.

 – Эй, любезный,  – обращается Муртуза Мухтаров к вокзальному служащему, –

это кто такой  будет?

– Их превосходительство генерал-майор Хамбий Асланбекович Туганов собственной персоной. Молиться изволят.


 

 

ЛИЗА, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ. В ГОСТИ К ХАМБИ ТУГАНОВУ

 

 

Не сиделось Муртузе на месте, ох, не сиделось! По всему Северному Кавказу, по России, по заграницам разъезжал, сам лично контракты заключал, контакты налаживал. Вот и в Беслане остановку сделал, не ведал, только что привела его сюда сама судьба. Всю оставшуюся жизнь был  Муртаза судьбе благодарен – она, счастливая,  будто толкнула его к генералу, едва тот закончил молитву. Муртуза представился, был удостоен благосклонной беседы и приглашения в дом, во Владикавказе, где славный генерал проживал с супругой Пашихан Инусовной и шестью детьми. Старшую дочь звали Лизой, и была она двадцати одним годом моложе нефтепромышленника-бакинца.

 

ДВОРЕЦ СЧАСТЬЯ ЛИЗЫ И МУРТУЗЫЖизненную стезю Хамби Туганов не выбирал – она выбрала его сама, когда судьба судила ему родиться в семье первого осетина – генерала русской армии Асланбека Туганова.  Легендарный был человек!  Происходил из знатнейшего рода, 4-х лет от роду был выдан правительству в аманаты и воспитывался в семье русского полковника. 

 

   <<<   Генерал Асланбек Туганов с сыном, будущим генералом Хамби Тугановым

 

Асланбек Туганов доблестно воевал, дослужился до высоких чинов, награжден был орденами, пожалован землями. Три младших сына Асланбека Туганова  под давлением экзарха Грузии приняли христианскую веру, но оба старших, Хамби и Хазби, остались верны вере предков.

 

Вероисповедание не помешало Хамби Асланбековичу, как и отцу, сделать самую блестящую карьеру. Выйдя из Павловского кадетского корпуса в Нарвский гусарский полк, он скоро составил себе репутацию храброго, энергичного, дальновидного и добросовестного офицера. Человека чести и кристальной честности уважало начальство и любили сослуживцы, так что избрали его председателем офицерского суда чести.

 

В год рождения старшей дочери, он сделался исполняющим обязанности командира полка, а годом позже геройски проявил себя в русско-турецкой кампании: вместе с полком геройски форсировал Дунай, участвовал в трех штурмах Плевны,  мужественно сражался в Шейново, брал Ловчу, завоевал себе славу необычайно отважного офицера. И Хамби, подобно отцу,  дослужился до генерала и был увенчан орденами.

 

Начальник кадров кавалерийского запаса генерал-майор Хамби Туганов принял нового бакинского знакомого со всем уважением. "Вот дочери мои: меньшая Алима, средняя Фатима и…"Новый знакомый уже не слушал: как слушать, когда поразил гром? Лиза, старшая Лиза, нежный цветок в вазе из благонравия и отменных манер, яркие живые глаза в пушистой оправе черных, как смоль, ресниц, персиковые щеки, пунцовые губы, тонкий стан… Среди осетинок дурнушку поискать, во Владикавказе миловидных осетинок полны улицы красавица на красавице, глазам больно... Но Лиза Туганова! И Муртуза в тот же момент решил: "Женюсь!"

 

ДВОРЕЦ СЧАСТЬЯ ЛИЗЫ И МУРТУЗЫ








Дети генерала Хамби Туганова: сын Магомет и дочери – Лиза (слева), Лима и Фатима

 



 

Оказалось, не так все просто. Аристократы Тугановы не пришли в восторг от предложения. Нувориш и происхождения самого простого, виданное ли дело? В дом пригласить, встретить с почтением, за стол посадить – это со всем нашим удовольствием, отдать любимую дочь, яхонт бесценный, кусочек собственного сердца, да к тому же рода самого благородного, крови осетинской голубой – не бывать такому! Да только упорство Муртузы  не уступало его силе и талантам. Штурмом не получилось, так он эту крепость осадой взял! Сдались Тугановы – какой же родитель счастья ребенку своему не желает, любви супружеской крепкой, мужа верного, любящего? Такую любовь, как у Муртузы с Лизой, увидеть только – и то удача! Часами ровно голубки воркуют, и смех ее счастливый по дому колокольчиком звенит. За окном тучи темные бродят, а дом ровно солнцем озаренный, все радостные ходят, будто подарки с утра получили. Устоять ли тут?

 

В благодарение Аллаху и в честь генерала Туганова решил ага Муртуза возвести во Владикавказе  памятник стойкости его веры – великолепную мечеть о двух минаретах. Городская управа выделила на левом берегу Терека участок, Мухтаров пригласил архитектора Иосифа Плошко, уже отметившегося постройкой в Баку великолепного дворца "Исмаиллийе", и лично оплатил строительство. Вышло чудо-чудное, диво-дивное, символ Владикавказа и объект культурного наследия до нынешних времен.

 

Потом старики из Амираджаны, родного села Муртузы о владикавказской мечети прослышали и с упреком к Мухтарову явились: школу для детишек, мол, построил, а об аксакалах и не подумал? Муртуза ага стариков послушал, и вознеслась в селе к небу мечеть, где аксакалы молитвы Аллаху за упокой души  усопших родителей  Муртузы возносили. Но до мечетей позже дело дойдет. Сначала Лизу Туганову отдадут замуж за бакинского гостя, голову от ее красоты ненаглядной и от души нежной утратившего.

 

ДВОРЕЦ СЧАСТЬЯ ЛИЗЫ И МУРТУЗЫ








Василий Балашов. Парк им. К.Хетагурова во Владикавказе, Суннитская мечеть

 

Многие лета во Владикавказе тот праздник вспоминали. На обручении 30 джигитов в белых черкесках и белых папахах, с кинжалами и саблями на боку внесли в дом невесты тридцать подносов-хонча. Ох, что это были за хонча: отборные фрукты горой, сладости разные, золотые кольца, серьги, ожерелья с камнями драгоценными глаза слепят. А свадьба еще богаче была, еще пышнее: семь дней и ночей блюда носили, и вино лилось ручьем, музыка по округе во все концы разносилась. А увозил невесту из дома в Баку белый экипаж, серебром изукрашенный, специально выписанный из Варшавы, а вокруг эскортом тридцать молодых всадников в белых черкесках и на белых скакунах.

 

Какая девушка о такой свадьбе не  мечтает? А когда поезд станцию Беслан проезжал, где Муртуза генерала Туганова впервые увидел, Мухтаров хозяина станционного ресторана вызвал и приказал кормить в тот день всех проезжих за его счет. Такое счастье у Муртузы, как с людьми не поделиться!

 


ДВОРЕЦ СЧАСТЬЯ ЛИЗЫ И МУРТУЗЫ

ЛИЗА, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ. ПОСЛЕДНИЕ ЧАСЫ…

 

- Дом, этот дом…Какой сюрприз я Лизе устроил, как глаза ее волшебные от радости заблестели… Как хотелось верить, что не сбудется зловещее предзнаменование, а ведь сбылось! Пришло несчастье, какого и не ждали, разлучили с Лизой, да продлит Аллах ее годы. Теперь уже без меня…


 

ЛИЗА, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ. ДВОРЕЦ НА ПЕРСИДСКОЙ

 

 

В свадебное путешествие поехали за границу. Париж, Италия, Венеция с ее каналами и палаццо… Где-то в Европе увидела Елизавета Хамбиевна сказочный дворец. Долго  Мухтаровы гуляли вокруг рука об руку, детали разглядывали: арки, колонны, шпили. "Вот бы в таком пожить", – обронила Лиза. Муртуза запомнил. А как только вернулись, позвал к себе любимого архитектора, из поляков, Иосифа Плошко. И участок напротив собора Александра Невского купил. Долго с властями спорил – из самого Санкт-Петербурга разрешение на постройку получил, не позволяло градоначальство Мухтарову возле храма строиться. С характером его  неугомонным, бешеным знакомы, как же!

 

Стройка двигалась бойко, братья Касумовы, подрядчики, работу свою знали хорошо и делали отменно. Но не повезло: дворец уж был почти готов, когда случилось несчастье. Ставили скульптуру на самый верх, младший Касумов, Имран, лично проверял, чтоб все как по маслу шло, но сорвался с лесов и поранился о ржавые гвозди. Две недели в жару, заражение крови – и не спасли. А вдова, Рубаба ханум не пережила потери, покончила жизнь самоубийством. Так что нехорошо было на душе у Муртузы, когда он впервые привел на Персидскую молодую супругу. Но он отогнал дурные мысли: слишком велика была гордость, слишком драгоценен подарок, что сделал он своей драгоценной.

 

ДВОРЕЦ СЧАСТЬЯ ЛИЗЫ И МУРТУЗЫ Дворец с иголочки встал на Персидской и вызывал любопытство прохожих. Отправились на прогулку и Мухтаровы.

 

- Выйдем из фаэтона, пройдемся,предложил супруге Муртуза.

- Смотри, новый дворец! Мы такой в свадебном путешествии видели, помнишь?

 - Интересно, чей это дом?

- Давай у швейцара спросим.

- Чей это дворец, любезный?

- Это ваш дом, ханум". 

 

Мухтаров ничем не выдал волнения: "Вот твой дворец!", – махнул рукой с деланным спокойствием.  Лиза онемела, на глазах заблестели слезы. Через минуту, глотнув комок, она тихо вымолвила: "Мой дворец? Люблю тебя, Муртуза!"

 

Любовь и согласие четы Мухтаровых не омрачала даже бездетность. Все силы своих щедрых душ они отдавали друг другу и дарили чужим детям: в сказочном палаццо на Персидской Лиза-ханум и Муртуза-ага организовали пансион для девочек. А сами усыновили детей брата Муртузы Мухтарова Бал Ахмада. Мальчик, правда, скончался маленьким, и Лиза с Муртузой горько оплакали потерю. Но дочка, Умия, выросла редкостной красавицей и умницей.

 

Баку начала ХХ века – праздник жизни, которая удалась. Быстро вошли в моду дачи, и тут Мухтаров – один из первых.  О его саде в Мардакянах с восторгом рассказывает книга Манафа Сулейманова "Дни минувшие":

 

G Тысячи кубометров плодороднейшего чернозёма привезли сюда на баржах по морю, а затем доставили к месту на арбах и верблюдах. Чтобы обеспечить сад, бассейны и фонтаны водой, в пяти местах прорыли колодцы глубиной в сорок метров, соорудили специальные хранилища… В летний зной обитатели виллы Мухтарова собирались на небольшой площадке, расположенной на глубине сорок метров. Здесь было прохладно в любое время года. Хозяева и гости ели фрукты из сада, мороженое, пили шербет, кофе, изысканные вина. Желающие могли сесть в нарядные лодки и поплавать в бассейне, который имел поистине гигантские размеры: тридцать метров в ширину, пятьдесят в длину и тридцать в глубину. На берегу играли сазандары, пели певцы, приглашённые из Баку, Шуши. Чуть ниже большого четырёхугольного бассейна располагался изящный круглый бассейн, день и ночь журчавший фонтанами".

 

Светская жизнь расцветала махровым цветом, внезапно разбогатевшие нефтяные магнаты веселились без конца – бал сменялся концертом или спектаклем, а то  соединялся с ними в единое торжество. Жены старались затмить друга друга блеском драгоценностей, перещеголять шляпкой и нарядом, затмить красотой. Но Лизе Мухтаровой нет равных: она – царица балов, она – властительница сердец.

 

В мемуарах мелькает описание бала во дворце "Исмаилийе":

 

GИнженер, побывавший на том благотворительном вечере, рассказывал, что мужчины (между собой, конечно) выбрали царицей бала осетинку Лизу –  супругу миллионера Муртуза Мухтарова. Она появилась на вечере дважды: в разных нарядах и разных комплектах драгоценностей. Сначала ослепила всех диадемой, ожерельем, кольцами, браслетами, серьгами и поясом из крупных бриллиантов, а затем сменила комплект гарнитуром из огромных миндалевидных изумрудов. Каждый комплект драгоценностей весил не менее 700 каратов". 

 

И этот бал был благотворительным. Вихри светской жизни Баку кружат очаровательную Лизу ханум, но не заслоняют главного дела ее жизни. Подобно дамам своего круга и сильно опережая их, Лиза Мухтарова от всей души творит добрые дела. Ради ее прекрасных глаз восточные богатеи выкладывают на благотворительных обедах, балах, в лотереях немалые суммы на сироток, на детские больницы,  на борьбу с туберкулезом и другими напастями того времени.

 

ДВОРЕЦ СЧАСТЬЯ ЛИЗЫ И МУРТУЗЫ








Муртуза Мухтаров (слева) во Владикавказе с семьей Лизы.

 



 

Имя Лизы ханум Мухтаровой изобильно встречается на пожелтевших страницах бакинских изданий, справочников и календарей. Она – активнейший член благотворительного общества "Детская больница", она – член правления Бакинского отдела Кавказского общества борьбы с туберкулезом, содержавшего амбулаторию, она работает в  Бакинском Мусульманском просветительском обществе "Ниджат", то есть "Спасение".

 

В 1914 году общество "Ниджат" основало "Мусульманское Дамское благотворительное общество" и Лиза Мухтарова его возглавила. В первых рядах дарителей и жертвователей муж, Муртуза: взял, к примеру, и подарил участок  земли площадью в 1 десятину 2200 квадратных сажень  в поселке Гала, "Мусульманскому Дамскому благотворительному обществу". И деньги на строительство двух сиротских домов тоже дал Муртуза. Среди прочих меценатов Баку Мухтаров в первом ряду: у толкового и добросовестного коммерсанта превосходная репутация щедрого и разумного благотворителя.

 

Широкая натура, западник и поборник просвещения, как борьбы с пороками общества, Муртуза попечительствовал в гимназиях и реальных училищах,  строил школы содействовал распространению грамотности среди горцев, учреждал стипендии, боролся с суевериями и предрассудками, для чего издавал в Баку газету "Таракки". 

 

И во всех его делах - где незримо, а где и наоборот, весомо принимала участие любимая жена-единомышленница. Кстати, тех, кто мог заработать для себя сам, Мухтаров не баловал. Рассказывают, что бедным студентам он как-то раз в пожертвовании отказал, зато брался научить вести бизнес. Муртуза обещал денег в долг под вексель и связи с мануфактурщиками Москвы и Санкт-Петербурга, чтобы отдавали товар подешевле. Студенты открыть мануфактурную лавку не захотели, и ушли несолоно хлебавши.

 


ДВОРЕЦ СЧАСТЬЯ ЛИЗЫ И МУРТУЗЫ

ЛИЗА, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ. ПОСЛЕДНИЕ ЧАСЫ…

 

- …Столько добра людям сделал, честно жил, ни перед кем не гнулся, не трусил… Бандита Зелимхана и того не испугался, а ведь пристрелить мог в два счета, тогда…

…И вновь Беслан проездом. В ожидании поезда Муртуза коротает время с приятелем в пристанционном ресторане. Вдруг переполох: «Зелимхан напал на станцию…»  Мухтаров и бровью не повел. И не пошел на поклон к грозному абреку, как тот потребовал через гонца. Гроза Кавказа Зелимхан Харачоевский сам пришел к смельчаку. Сел за стол, разговорились. Распрощались уже по-дружески. Потом Зелимхан, покоренный мужеством и отчаянной смелостью Муртузы, отослал ему в Баку серебряный кинжал и башлык с золотыми кистями. Но и Муртуза в долгу не остался: когда казнили грозного предводителя, он его детей в Баку забрал, как родных вырастил, образование в Санкт-Петербурге дал…

…А Катя? Лиза, помнишь, ходила по Баку девчонка смешная, оборванная, босая, под шарманку пела, а голос – волшебный! И фамилия, как у меня – Мухтарова… Ты сказала: "Поможем девочке!" Когда я тебе отказать мог? Помогли, выучили, певицей знаменитой стала. Дети останутся, Лиза, а моей жизни конец пришел… Будьте вы прокляты, шайтаны красные! Лиза! Лиза-а! Где ты….

 


ЛИЗА, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ. ФИНАЛ

 

 

В начале 1918 года бакинская "дольче вита" закончилась. Бакинские комиссары, резня, война всех со всеми, английская оккупация  – события сменялись с головокружительной быстротой. Кое-кто из нефтемагнатов начал собирать чемоданы в эмиграцию. Но не Мухтаров – он смеялся над трусами. Кого бояться, этих голопузых? Но доводам разума  он все же уступил –  отправил дочь с мужем Садыхом Ахмедовым, партнером по бизнесу, в Батум. И Лизу ханум с ними.

 

ДВОРЕЦ СЧАСТЬЯ ЛИЗЫ И МУРТУЗЫЕлизавета Хамбиевна уезжать не хотела. Как оставить Муртузу в лихой час? Но, может быть, впервые в их безоблачной жизни, Мухтаров любимой жене не уступил: "Поедешь и точка!" Нет слов, чтобы описать их прощание: так неспокойно было вокруг, так тревожно на сердце. Но они и мысли не допускали, что расстаются навеки.

 

28 апреля 1920 года в Баку вошла Красная армия с самыми погибельными для миллионщиков-промышленников последствиями. Пошли аресты. И за Мухтаровым тоже пришли. "Он жил, как мужчина, и умер, как мужчина," – скажет потом Шамси Асадулаева, дочь другого бакинского нефтемагната, выросшая в эмиграции.

 

Во двор Мухтарова, выложенный плитами итальянского мрамора, въехали конные красноармейцы. Муртуза появился на балконе: кто посмел? В перестрелке не уцелел никто: последнюю пулю Муртуза пустил себе в сердце. Но дрогнула рука, и два бесконечных дня Мухтаров истекал кровью. И вспоминал, и тосковал…

 

Лиза словно услышала его мысли. Утром дочь проснулась, и обнаружила пустую кровать. Путь из Батума в Баку в ту пору был долгим, и, добравшись до Персидской, Лиза ханум обнаружила разоренный дом и чужих жестоких людей.

 

Большевики великодушно позволили ей жить в подвале собственного дома. Дочь нефтепромышленника и мецената, а позже азербайджанский историк Сара Ашурбейли потом вспоминала, что они с матерью Исмет ханум навещали там Лизу Мухтарову, носили ей нехитрую еду. Что в поисках выхода из безвыходного положения Лиза фиктивно вышла замуж за турецкого дипломата, - он пообещал вывезти Лизу в Стамбул. И не обманул. Обманул в другом – соблазнившись ее последними ценными вещами, обобрал и скрылся. Потом в Баку ходили разные слухи: то ли так и жила Лиза ханум Мухтарова в Стамбуле, то ли поехала дальше – в Марсель. Все слухи едины в одном: след ее затерялся где-то в середине 50-х.

 

 

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ…

 

 

А что же остальные участники этой замечательной и трагической истории? Умия похоронила мужа на чужбине и с малыми детьми вернулась в Баку. В анкетах она писала, что отец – буровой мастер, и это помогло выжить. Младший ее сын тоже умер, а сама Умия вышла замуж за брата своего мужа, который был сильно ее моложе. В 30-х годах она пела в Театре оперы и балета.  Его солисткой в 1938 году стала и Катя-Фатьма Мухтарова, однофамилица Муртузы, выученная на его деньги.

 

ДВОРЕЦ СЧАСТЬЯ ЛИЗЫ И МУРТУЗЫ


Место последнего упокоения Муртузы Мухтарова во дворе мечети.  Кто знает, где нашла свое последнее пристанище его Лиза, женщина, которой был посвящен дворец, гордо носящий сегодня звание Дворец счастья.

 



 

Судьба дворца тоже оказалась нелегкой. Побыв Клубом освобожденной женщины Востока (привет товарищу Сухову с Абдуллою из незабываемого фильма "Белое Солнце пустыни"), дворец на Персидской, переименованной в улицу Полухина, был передан в ведомство ГорЗАГСА. Здесь торговал "Салон для новобрачных" и жарились для них же шашлыки. И даже сауна, рассказывают, на чердаке топилась – в смутные постперестроечные времена. Когда-то устланный роскошным мрамором двор превратили в помойку.

 

ДВОРЕЦ СЧАСТЬЯ ЛИЗЫ И МУРТУЗЫ








Дворец счастья Лизы и Муртузы. Баку, ул. Мухтарова, дом 6

 



 

Истерзанный Дворец счастья едва не пошел под снос, но с 5 июля 2012 года там снова играют свадьбы. Нынешняя азербайджанская власть бережно отнеслась к прошлому и распорядилась начать реставрацию мухтаровского особняка. Проект, подготовленный французскими, итальянскими и азербайджанскими специалистами, бережно воссоздал бесценную красоту.

 

Реконструкция вернула к жизни более 12,5 тысяч декоративных элементов интерьера. Оживший дворец на Персидской, переименованной в  улицу Муртузы Мухтарова, открывал президент Азербайджана с женой. Со старых снимков на чету Алиевых смотрела другая счастливая чета. Дворец счастья Муртузы и Лизы остался Дворцом счастья – для молодых бакинских пар и памятником великой любви Лизы и Муртузы Мухтаровых.

 

Постскриптум
В этой истории не выдумано ничего. Кроме надписи на стене.


Автор: Ольга СЛАВИНА

Фото: Ильхам Ахадли, socarplus.az/ru,sammler.ruphotosight.ru, Википедия

 

 

Поделится:

Читайте также:

Комментариев: 6

В других СМИ


# Вести с гор

Удивите нас своими фото!

Вы побывали в горах и вернулись домой с кучей фото? Присылайте нам свои шедевры на info@gorets-media.ru.
Лучшие мы опубликуем в наших коллекциях
Горцы мира и Заоблачный мир.

Вопрос один, а ответов четыре.
И только один из них правильный.
Его и надо найти.

Если верить песне, он «сердце оставил в Фанских горах»:

Владимир ВысоцкийВыбрать5% / 10
Юрий ВизборВыбрать61% / 112
Юлий КимВыбрать14% / 25
Тимур ШаовВыбрать21% / 38


На главную Контакты
© 2011-2017 Журнал «Горец». Все права защищены.
Перепечатка материалов без разрешения редакции запрещена.
При цитировании материалов активная гиперссылка на журнал обязательна.
X
Авторизация Регистрация Востановление доступа