Самое рейтинговоеСамое обсуждаемое
1
2
3
4
5

МАРЧЕЛЛО ИЗ ГОРНОЙ ДЕРЕВНИ: ОТ ПРОСТАКА

 

"Актерство – это игра, в которой ты все время не ты, а кто-то другой. Я стал комедиантом, потому что не люблю быть…
3097
1
2
3
4
5

АЛАНЫ. ПУТЬ НА ЗАПАД

 

В самом центре Кавказа, в живописных горных ущельях по обеим сторонам Главного Кавказского хребта и на прилегающих…
136 комментариев
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
Увеличить/уменьшить шрифт
+A -a
22832
339
-

ДМИТРИЙ КОГАН. СОЛО ДЛЯ ПОЛЮСА НА СКРИПКЕ

20 июня 2011

Дмитрий Коган. Соло для полюса на скрипке / журнал

Его энергии можно только позавидовать. Кажется, что он все успевает – и давать концерты по всему миру, и организовывать фестивали, и принимать участие в благотворительных программах. Его альбомы продаются огромными тиражами, на его концертах залы всегда переполнены, а он, человек с горскими корнями, смотрит на все это с удивительной для  молодого человека мудростью. Мы встретились с Дмитрием Коганом, чтобы поговорить о музыке, творчестве,  и, конечно, о связи поколений...

 

О ДЕДУШКЕ, ПЯТЕРКАХ И ПЕРИОДЕ ОПРАВДАНИЯ…

 

- Дмитрий, начну с вопроса, который вам уже, наверное, задавали не раз. И, тем не менее, чувствуете ли вы творческую, духовную связь с дедом – легендарным Леонидом Коганом? Как  на вас повлияли его имя и мировая слава?

 

- Вы знаете, последние лет пять-семь я ловил себя на мысли, что чувствую эту связь исключительно поколенчески, родственно. Потому что и в творчестве, и в жизни я абсолютно свободен - в своих идеях, мыслях, действиях, на меня очень сложно повлиять.

 

Легендарный Леонид Коган, дед Дмитрия.

Конечно, в юности я испытывал массу восторженных эмоций по поводу славы моего деда – я не знал его лично, физически, если так можно сказать, он умер, когда мне было всего три года. Но остались записи  – я вырос на его пластинках, остались его ноты с пометками – все это очень эмоционально на меня действовало, я славу деда очень близко к сердцу воспринимал… 

 

Я до сих пор безумно люблю его запись 1962 года – скрипичный концерт Бетховена. Это его взлет, высшая точка карьеры, я часто слушаю эту запись и не перестаю восхищаться…  Слава деда – была оправдана его талантом, и в силу фамилии, конечно же, опосредованно проецировалась и на меня.

 Но, с другой стороны, слава деда влияла и на личное отношение людей ко мне. И, как ни странно, это отношение было по большей части негативным.

 

- Почему?

 

- Потому что на меня глядели пристальнее, меня рассматривали словно под лупой – «внук ТОГО САМОГО Когана!». Когда я поступил в Центральную музыкальную школу, то на первом экзамене мне поставили «пять». Экзамен был зимой, спустя всего полгода после поступления, «5» поставили не только мне, но и нескольким другим ребятам. 

 

Кто-то получил «5-», кто-то «4»… А я получил «5», но все учителя сказали: он же «не тянет»! Он же должен получить «5+»! То есть то, что прощалось другим, какие-то ошибки, неточности, шероховатости  – не прощалось мне. И я должен был, по сути,  не просто оправдывать фамилию деда, а как-то даже превосходить ожидания. И, надо сказать,  было довольно сложно жить с ощущением, что ты все время кому-то что-то должен.

 

- А когда вы почувствовали, что период этого оправдания закончился? Был какой-то момент прорыва, какое-то событие, после которого вы поняли, что  этот «подготовительный период» завершен?

 

- Да нет, никакого прорыва не было, во всяком случае – ничего одномоментно не происходило. Просто это ощущение прошло само по себе, когда я начал много гастролировать, когда мои диски стали продаваться во всем мире.

И после того, как был сыгран не один десяток концертов, записано несколько дисков – вопрос соотношения моей жизни и жизни моего деда  как-то сам по себе перестал возникать.

 

- Вы как-то стараетесь поддерживать творческую связь с дедом – через фестивали, через творческие приношения?

 

- Я делал несколько фестивалей памяти деда, играл отдельные концерты в его честь… Но, знаете, сейчас мне кажется, что приношение - оно может быть и интимным, тихим, вовсе не обязательно завешивать все афишами. Для меня связь с моим дедом – она в гораздо большей степени личная, чем публичная, понимаете?

 

 

О СКРИПКЕ, ЧЛЕНОРАЗДЕЛЬНЫХ ЗВУКАХ И ФАНАТИЗМЕ…

 

- Когда вам стало понятно, что ваша жизнь, ваша карьера будет навсегда связана с музыкой? Или это тоже было предопределено?

 

- С одной стороны, было понятно, наверное, с самого юного возраста, а, с другой стороны, было трудно заниматься музыкой вообще, потому что я был очень ленивым. Да,  я в детстве  страстно хотел научиться играть, даже сделал себе две палочки, с помощью которых изображал игру на скрипке. Но первый же урок у профессионального педагога отбил у меня желание заниматься музыкой, потому что я понял, что от воображаемой игры до собственно звукоизвлечения еще так далеко!

 

Дело в том, что скрипка – это очень специфический инструмент. В отличие от того же фортепьяно, который издает так называемый «конкретный звук»: любой человек может подойти, нажать клавишу – и нота зазвучит. На скрипке это сделать невозможно.

 

Прежде, чем человек сумеет заставить ее издать членораздельный звук, нужны целые месяцы упражнений. Поэтому обучение игре на скрипке для ребенка очень сложно – ты не видишь конкретного результата, в общем-то… Тебя мучают-мучают, а скрипка вместо звуков издает какой-то свист, скрежет… Не видит ребенок результата! И, естественно, я после первого же занятия утратил всякий пыл и желание продолжать – ничего не получается, скрипка играть не хочет, надо бросать это дело…

 

- А желания сменить инструмент не появилось?

 

- Инструмент – нет. Вот сменить профессию – было такое желание. Я категорически не хотел заниматься, и моя мама приложила просто титанические усилия по преодолению этого нежелания, чудовищной лени моей… 

 

Дмитрий Коган. Соло для полюса на скрипке / журнал

 

Тут, наверное, дело в том, что мама у меня – наполовину осетинка, и эта горская кровь, осетинское упорство сделали свое дело.  Кроме того, моя бабушка, Елизавета Гилельс, тоже постоянно интересовалась моими успехами. Ну и получилось так, что я не бросил, продолжил заниматься, и где-то в одиннадцать-двенадцать лет ко мне пришло осознание того, что именно я делаю… Я, наконец-то, увидел результат и, что называется, офанател. И этот фанатизм было уже не остановить, вот, он до сих пор продолжается.

 

 

О ГОРСКОМ ХАРАКТЕРЕ И СЕВЕРНОМ ПОЛЮСЕ…

 

- Вы вспомнили об осетинских корнях своей матери – чувствуете свою связь с Осетией, с горами? Вы себя горцем ощущаете?

 

- Горцем? Никогда не задумывался. Наверное, да. Что-то есть в характере - и у меня, и у жены.

 

С супругой, Ксенией Чилингаровой

 

У меня жена тоже имеет кавказские корни: у меня - четвертинка осетинской крови, а у жены - армянской.  И проявляется эта кровь, наверное, в характере. Мы оба – упорные, оба – вспыльчивые. Но – отходчивые. Быстро вспыхиваем, но так же быстро и успокаиваемся, загорелись и погасли.

 

 А еще я безумно люблю горскую кухню: осетинские пироги, например, грузинские закуски. Это моя слабость. Вкусно ужасно, но калорийно, конечно (смеется).

 

Кстати, и со стороны Гилельсов в нашей семье тоже присутствуют горские следы: брат моей бабушки, знаменитый Эмиль Гилельс, был женат на осетинке Ляле Александровне Хуцистовой. Так что, учитывая, что атмосферу в семье определяют дамы, можно сказать, что у нас в семье всегда чувствовалась осетинская, горская атмосфера.

<<<   Эмиль Гилельс с супругой Лялей Хуцистовой.

 

- После бесланской трагедии, вы специально поехали в Осетию и первым дали концерт для жителей Беслана. Помните свои ощущения от этого выступления?

 

-  Та поездка многое во мне  для меня самого открыла. Это был удивительный концерт. Нас со зрителями – а в зале были люди, которых эта трагедия коснулась непосредственно, - музыка как-то по-особому связала.  В зале стояла тишина, я играл большую программу, произведения Баха, и возник особенный контакт со слушателями: ощущение обоюдной искренности. Очень редко бывает на концертах такое ощущение – а в Беслане было с первой минуты.

 

- Приезжая в Осетию, вы встречаетесь со своими родственниками?

 

- Я был в Осетии несколько раз, впервые – совсем юным. Отпечаталась в памяти вторая поездка – именно тогда, когда случился Беслан. Я приехал вместе со своей мамой, мы увиделись с родственниками по бабушкиной линии, которые до сих пор в Осетии живут – и нас принимали так радостно, так хлебосольно, как, наверное, нигде не принимают. Было такое, ни с чем не сравнимое, ощущение родства.

 

С тестем, прославленным полярником и политиком Артуром Чилингаровым.

 

Так удивительно получилось – мой тесть вырос в Осетии и сохранил о своем осетинском детстве самые теплые воспоминания. И в Осетии его очень любят. Он, кстати, великолепно владеет осетинскими танцами.

 

 
Дмитрий Коган. Первая скрипка Северного полюса.

 - Как складываются у вас с ним отношения?

 

- Самые теплые. Он во многом поддерживает мои начинания, может что-то посоветовать, прийти на помощь. Именно Артур Николаевич помог мне осуществить давнюю мечту: я стал первым музыкантом, выступившим с концертом классической музыки перед полярниками на Северном полюсе.

 

- Ну и как звучит скрипка на полюсе?

 

- Замечательно звучит. И полярники, для которых я играл, замечательные слушатели.

 

О БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ И ГРАЖДАНСКОЙ ПОЗИЦИИ

 

- Вы сыграли огромное количество концертов, записали множество дисков… Что еще не сделано?

 

- Мне особенно хочется сейчас заниматься благотворительностью. Я уже столько всего сыграл, столько сделал фестивалей, что хочется чего-то нового. И сейчас я пришел к выводу, что благотворительность у нас сейчас пока очень недооценена. Недавно я сделал тур по России, огромный тур, по 42 городам. Я проехал по всей стране и увидел очень много проблем, увидел своими глазами. Прикоснулся к этим проблемам. И я понял по итогам этого тура, что хочу в России, в моей стране, заниматься благотворительностью.

 

С Игорем Бутманом и Петром Дранга на благотворительном концерте для ветеранов ВОВ

 

Я хочу сделать в Москве серию благотворительных концертов, потому что есть столько людей, которые из-за дороговизны билетов не могут пойти в концертный зал. Считаю, что цены билетов на концерты часто очень завышены. А, кроме того, исполнитель должен иметь социальную ответственность.

 

В этом моя гражданская позиция: деятели культуры должны быть социально ответственны, понимаете? Когда человек приезжает в нищий город и за концерт требует гонорар в семь раз больше, чем он требует в Лондоне или Париже, я считаю, что это социальная безответственность.

 

- Для кого вы собираетесь устраивать эти концерты? Для детей, пенсионеров, ветеранов, инвалидов?

 

- Для всех, кому это нужно, для всех, кто хочет слушать классическую музыку в исполнении первоклассных музыкантов. Я собираюсь привлекать в этот проект своих коллег, друзей из разных музыкальных направлений. Это будут не просто мои сольные выступления, это будут большие концерты нескольких исполнителей мирового уровня.                                                             

 

- Мне кажется, что услышать великую музыку в исполнении великих музыкантов хотят все…

 

- Наверное, не все.

 

- Неужели? Вам кажется, что интерес к классической музыке…

 

- … Вырос. Сейчас – вырос. Но только учтите, что это он по сравнению с последними несколькими годами вырос, а по сравнению с Cоветским Союзом – категорически упал.

 

-  И все-таки рост интереса в последние годы налицо. С чем, по-вашему, это связано?

 

- Попса и прочая «дешевка» людей «достала». Если человек десять лет подряд на завтрак, обед и ужин будет есть только сосиски или дешевые гамбургеры, то через какое-то время он посмотрит на себя в зеркало и что-то поймет. Вот, наверное, с нашим обществом произошло что-то подобное. Мы посмотрели на себя в зеркало и поняли, что так больше жить нельзя.

 

- А есть какое-либо отличие российской публики от публики зарубежной?

 

- Это сложный вопрос. Мне его часто задают, но от этого ответ на него легче не становится… Дело в том, что публика – разная. Это как пассажиры одного самолета: в одном салоне могут лететь генерал, инвалид, кормящая мать, у всех – разная судьба. Так же и публика. Есть, конечно, национальные отличия: в Германии никогда не будут принимать так, как в Баку, в Финляндии никогда так не примут, как на Кавказе! На Кавказе вообще - высочайший уровень гостеприимства.

 

А в целом о публике – иногда потрясающие вещи происходят в маленьких городах.

 

Например, я приехал на Сахалин в город Невельск, сразу после землетрясения, там не было ни одного целого здания.

 

Я играл прямо на площади, и был поражен – весь город высыпал на улицу, и каждый пришел с букетом!

 

Я потом приехал туда во второй раз, мне присвоили звание почетного гражданина города Невельска, звание, которым я очень горжусь. Так вот – именно в таких маленьких городах есть особый свет, они – как растение, которое не побывало в плохих условиях.

 

 

ОБ ЭЛТОНЕ ДЖОНЕ И САМОМ РАДОСТНОМ КОНЦЕРТЕ…

 

- Вы, помимо того, что активно гастролируете, еще и политически активный человек…

 

- Я не люблю слово «политически активен» - у меня сразу возникает ассоциация с каким-то комсомольским вожаком, который на собрании клеймит «недостойный элемент».  Я не считаю, что я политически активен, я считаю, что просто занимаюсь общественной деятельностью. Евтушенко прав: поэт в России – больше, чем поэт, в России творческие люди, если они претендуют на какую-то роль в обществе, не могут не быть политически  активными. Потому что слишком много вещей, проблем,  на которые нужно и можно повлиять, чтобы изменить жизнь к лучшему.

 

- Вы считаете, что музыка может помочь улучшению политической ситуации?

 

- Музыка как таковая? Игра на скрипке? Или стремление к тому, чтобы в малых городах строили новые концертные залы с хорошей акустикой? Вот, что должно делаться! Я начал замечать, что в последнее время стали много говорить о культуре, порой не понимая, что скрывается под этим словом.

 

Я больше скажу – для меня самого значение слова «культура» целиком не понятно. Не выплюнуть жвачку в подъезде – это культура. Не наступить на ногу человеку, или, наступив, извиниться – тоже культура. Прилично вести себя за столом – тоже культура.  А есть такая вещь, как искусство. Оно осязаемо: мы слышим музыку, смотрим кино, ходим в театры, в музеи. Вот я бы хотел заниматься продвижением искусства.

 

- И как же искусство, по вашему мнению, влияет на наше общество сегодня?

 

- Это трудно переоценить. В жизни человек все равно живет чем-то иным, не только искусством – куда деваться!  Как на митингах звучали лозунги: дайте колбасу, дайте сыра! Ну, будет колбаса, будет сыр, а дальше – что? Вот это «дальше» и есть искусство, человек должен думать, мечтать, и все это ему позволяет искусство. Человек должен смотреть хорошее кино, ходить в хорошие театры, слушать хорошую музыку, только тогда он будет  не существовать в этом мире, а жить! Он будет полноправным членом общества.

 

- А какую музыку вы сами слушаете?
Всякую, я не сноб. Я считаю, что в любом деле важен талант – мы что, не уважаем Пола Маккартни или Элтона Джона? Я люблю и барочную музыку. Например, последний альбом Чечилии Бартоли меня совершенно потряс. Я хожу на концерты, притом – не только классической музыки, но и джаза, недавно был на выступлении Джорджа Бенсона…

 

- Помните самый радостный свой концерт?

 

- Я сыграл на собственной свадьбе. Просто так, без подготовки. Мне очень захотелось - и я сыграл, экспромтом, взял скрипку, сыграл сперва один номер, потом еще один. Вот, наверное, это и было самое радостное мое выступление.

 

Беседовал  Павел Сурков

ДОСЬЕ:

 

 ДМИТРИЙ КОГАН. Скрипач, Заслуженный артист РФ

 

Родился 27.10.1978 года  в Москве в семье выдающихся музыкантов.

Его дедушка, легендарный скрипач XX века Леонид Коган, бабушка - известная скрипачка и педагог Елизавета Гилельс, отец - дирижер Павел Коган, мать — пианистка Любовь Казинская.

 

Музыкой Коган начал заниматься в шесть лет, сначала в ЦМШ при Московской консерватории, затем в Академии имени Сибелиуса в Хельсинки. Его первое выступление с симфоническим оркестром состоялось в 10 лет, в 15 лет Коган впервые выступил  Большом зале Московской консерватории.

С 1998 года – солист Московской государственной филармонии.

В репертуаре Когана - практически все крупные концерты для скрипки с оркестром, в том числе и цикл из 24 каприсов Н. Паганини, долгое время считавшихся неисполнимыми.

Дмитрий Коган гастролировал в странах Европы, Азии, Америке, Австралии на Ближнем и Дальнем Востоке в странах СНГ и Балтии.

В 2002 г. выступил организатором и художественным руководителем I Международного фестиваля им. Леонида Когана.

С 2004 по 2005 г. — Генеральный художественный руководитель Приморской государственной филармонии.

С сентября 2005 г. — Председатель попечительского совета Сахалинской Государственной филармонии.

В декабре 2007 года основал и возглавил международный "Коган фестиваль", который с большим резонансом прошёл в Екатеринбурге.

В апреле 2009 г. первым из людей своей профессии дал концерт для полярников на Северном полюсе. Он также был первым из музыкантов, выступавшим с благотворительными концертами в Беслане и после землетрясения в г. Невельске.

Входит в Совет по качеству образования при Президиуме Генерального Совета партии "Единая Россия" и в инициативную группу, выступившую с Открытым письмом Президенту РФ с просьбой устрожить наказания за преступления, направленные против детей и подростков.

Коган — автор идеи и художественный руководитель ежегодного фестиваля "Дни Высокой Музыки".

Постоянный участник фестивалей "Карентийское лето" (Австрия), а также в городах Перт (Шотландия), Ментон (Франция), Ноттингем (Англия), Керкера (Греция), Загреб (Хорватия), Огдон (США). Дмитрий представляет Россию на фестивале им. П.И.Чайковского, фестивале «Русская Зима», фестивале Николая Петрова в Кремле, на Сахаровском фестивале, а также в Афинах, Монтоне, Мюнхене, Стамбуле, Гонконге, Шанхае, Риге и т.д.

В сентябре 2008 года за благотворительную деятельность Дмитрию Когану присвоено звание "Почетный Гражданин города Невельска".

Лауреат международной премии в области музыки DA VINCI (2006).

15 января 2010 года Дмитрию Когану присвоено почетное звание "Заслуженный Артист Российской Федерации".


Поделится:
Комментариев: 1


ВЕСТИ С ГОР

Удивите нас своими фото!

Вы побывали в горах и вернулись домой с кучей фоток? Присылайте нам свои шедевры.
Лучшие мы опубликуем в нашей коллекции «ГОРЦЫ МИРА».

Подножие высочайшей горы планеты Джомолунгма находится в Непале, а вершина принадлежит:

ИндииВыбрать8% / 192
БангладешВыбрать2% / 36
НепалуВыбрать45% / 1028
КитаюВыбрать45% / 1030
На главную Контакты
© 2011-2017 Журнал «Горец». Все права защищены.
Перепечатка материалов без разрешения редакции запрещена.
При цитировании материалов активная гиперссылка на журнал обязательна.
X
Авторизация Регистрация Востановление доступа