Блоги С ПЕСНЕЙ ПО ФРОНТОВЫМ ДОРОГАМ...
Вход Регистрация
Меню
Горец года 2019 Время голосовать
участвовать
Вход Регистрация


С ПЕСНЕЙ ПО ФРОНТОВЫМ ДОРОГАМ...

9 мая 2016 | 19:05 | Версия для печати

Послевоенная фотография. Мама (справа в верхнем ряду) с однокурсницами. Краснодар

9 Мая - очень счастливый день, и очень тяжелый. Не залакированный и горький. День Великой Победы -  особенный день для воспоминаний и семейных рассказов. Все вспоминают своих родных и близких. Тех,  для кого этот день был одним из самых значимых в жизни. У меня воевали и отец, и мать. Сегодня на страницах журнала «Горец» я хочу рассказать о маме - ефрейторе Раисе Ивановне Панченко (Скориковой), родившейся и выросшей на Северном Кавказе, в Краснодарском крае. Мамы уже давно нет с нами. Этим отрывком, составленным из ее рассказов я хочу сохранить память о ней, о её поколении.

 

Вспомним всех поимённо, горем вспомним своим...

Это нужно - не мёртвым! Это надо - живым! ...

Мама (справа) с подружкой накануне войны.  Фото сделано на КубаниСколько мама себя помнила, она пела всегда - с самого детства. Пела и на фронте, куда ушла добровольцем в неполные семнадцать лет. Очень часто концерты давалась для местных жителей, тепло встречающих наших солдат. После одного из таких концертов, в Чехословакии, за ней бегали местные мальчишки, выкрикивая строчку из песни: "Черные ресницы, черные глаза!"

 

Любовь к пению могла закончиться трагически, если бы не командир, встретивший связистку, идущую на задание, по ночному лесу, и от страха во весь голос горланящую песню. Мужчина пришел в ужас. Кто знает о том, что идет девушка. Но ведь она об этом
сообщает всем. Здесь же полно бандеровцев и не только их.

 

Окончательно она перестала петь на заданиях, после того, как её напугали на чешском кладбище. В обязанности связистов входил и ремонт прерванной связи, осуществлявшейся по натянутым проводам.  Порвётся провод и идёт связисточка  по незнакомой местности в любое время суток, при любой погоде ремонтировать.

 

Особенно страшно было проходить мимо могил только что захороненных наших солдат- здесь было не до песен. А вот по огромному чешскому кладбищу ходила, задрав голову и громко напевая родные мелодии. Как-то в очередной раз она шла по одному из таких кладбищ. Ночь была светлая, лунная хорошо освещавшая очень красивые, но чужие для её сердца памятники. Подойдя к кладбищенским воротам, Раиса с ужасом увидела, как они с грохотом распахнулись. Будучи атеисткой, она не поверила во что-то сверхъестественное, решив, что так её напугали из-за пения на кладбище.

 

Судьба была милостива к ней на войне. Служа на передовой ни ранения, ни контузии. Ефрейтор Панченко служила телефонисткой на зенитной батарее. Зенитки бомбили особенно сильно. Юлия Друнина написала:

 

Я только раз видала рукопашный.
Раз - наяву. И тысячу - во сне.
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне.

 

Сидит наша мама- ефрейтор связист Скорикова ( Панченко)Раиса ИвановнаСтрашно было невероятно. Раисе не пришлось увидеть рукопашного боя, но одну из бомбёжек она запомнила на всю жизнь. Было это под Новороссийском. К ним на батарею привезли пополнение: молоденьких ещё не обстрелянных девчонок из Армении.
И здесь началось светопреставление: небо почернело от налетевших самолётов, сбрасывающих бомбы и пустые бочки. Стоял жуткий грохот от казалось нескончаемых взрывов и воя, падающих бочек. Дополняли весь этот ужас, сбившиеся в кучу новенькие девочки, голосящие на армянском языке.

 

Один из командиров - взрослый мужчина, всегда подтянутый, педантичный донельзя, обожающий воспитывать подчиненных , залез под стол, а совсем юные девочки, трясясь от страха, сидели с телефонными трубками и координировали работу зенитчиков.

 

А земли сколько они перекидали, роя землянки, окопы. Их ротный старшина Кузнецов был богатырского роста, и окоп для него приходилось рыть глубже, потому что из стандартного его было бы видно немецким снайперам. «Девчата, меня же убьют», - говорил он.

 

Только выкопают, отдохнуть бы, а тут приказ: «Двигаться дальше».  И из-под окружения приходилось выходить, тогда было съедено всё  что только можно. Последней съели всеобщую любимицу — кобылу Зорьку. Раиса ела, давясь слезами. Она - казачка считала, что предаёт друга, но и отказаться от мяса было нельзя. По сравнению с этим горем военные будни, такие как сон на снегу, под влажной шинелью; мокрое, только что постиранное и сразу же надетое бельишко (сушить было негде да и некогда), переносились намного легче.

 

Наши родители

Мои родители-фронтовики: папа- Григорий Константинович Скориков, мама - Раиса Ивановна Панченко (Скорикова). 1950-е годы

 

3а военные годы Раиса испытала многое. К концу войны она была уже не той наивной романтичной девчушкой, а опытным бойцом-ефрейтором, избежавшей беду, о которой она узнала через 40 лет на встрече фронтовиков-однополчан.  Она даже не подозревала, что с ней могло произойти такое.

 

Было это ещё в начале службы: на соседней батарее служила ее самая близкая подружка-землячка Полина. Хотя девчонки были соседями, но видеться часто не приходилось. Как-то сговорились подружки встретиться, спровоцировав порыв провода. Об этом узнала и доложила начальству одна из бдительных стражей порядка - Анечка, так всю жизнь называла её Раиса. Хорошо, что рапорт попал к майору Филабку, отсидевшему в сталинских застенках, и тот не дал ему хода. Закончить войну Раиса могла бы не в Чехословакии, освобождая Польшу, Венгрию, Румынию, а в лучшем случае в штрафбате или лагере для заключённых.

 

Победу Раиса встретила на дежурстве, и была одной из первых, кто узнал о ней. Домой отпустили не сразу. Какое-то время их полк находился в Чехословакии. Чехи очень доброжелательно относились к советским солдатам. Девушкам дарили букеты цветущей сирени. Жили они на квартирах местных жителей. Хозяйский сын был так покорён красотой черноглазой кубанской красавицы, что предложил ей руку и сердце, но Раиса из сравнительно благополучной европейской страны рвалась домой на родину, в полуразрушенный Краснодар.

 

Май 1945 год. Чехословакия. Фото на память перед демобилизацией.. Среди этих девушек и наша мама.

 

Перед демобилизацией ей приснился сон: лежит на земле девушка, закованная в цепи, и вдруг раздается звон, цепи разом слетают. На следующий день она узнала, что всех девчонок отправляют домой. Это была радость со слезами на глазах. Было больно расставаться с подругами, за годы войны ставшими родными, но радовала новая свободная и обязательно счастливая жизнь. В новой жизни тревожила неизвестность.

Продолжение следует...

Наталия Скорикова (Жукова),  г.Москва


Немного о себе:

Я родилась в одном из старейших городов мира - Самарканде. Современники называли его "Ликом земли ", "Эдемом Древнего Востока". Мои родители -фронтовики воспитали нас с сестрёнкой настоящими патриотами города, страны. Много лет свою любовь к Самарканду я передавала сначала туристам, работая экскурсоводом, а затем своим ученикам. В последние годы живу в Москве.

 


0 11405 поделиться
теги: , ,

Оставьте комментарий!

Чтобы оставить комментарий, зарегистрируйтесь или войдите через свою учетную запись.



Архивы

«« Май 2021 »»
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10
11
1213141516
17181920212223
24252627282930
31      
    На главную Реклама Контакты
    Кабардино-Балкария. Мир и мы. Новостной портал
    © 2011-2021 Журнал «Горец». Все права защищены.
    Перепечатка материалов без разрешения редакции запрещена.
    При цитировании материалов активная гиперссылка на журнал обязательна.