Вокруг света ДАГЕСТАНСКИЕ ОГНИ
Радости и печали
Вход Регистрация
Меню
Вход Регистрация


Увеличить/уменьшить шрифт
+A -a

ДАГЕСТАНСКИЕ ОГНИ
Радости и печали моногорода

11 сентября 2019 | Автор: Марина БОЙКОВА
1707
7
-

ДАГЕСТАНСКИЕ ОГНИ. Радости и печали моногорода

Этот небольшой город (около 30 тысяч населения), расположенный недалеко от Дербента, основан в 1914-м. То есть нынешний год у Огней юбилейный – 105 лет. После землетрясения, случившегося здесь в 1904 году, через образовавшиеся в горных породах трещины стал просачиваться природный газ. Он загорался, красное пламя взвивалось над землёй, отсюда и поэтичное название, которое получил город, возникший на этом месте спустя десятилетие после землетрясения.

 

Вернее, города как такового в те времена не было, был посёлок, выросший вокруг стекольного завода, построенного русскими предпринимателями братьями Малышевыми. Завод работал на том самом природном газе, бьющем из-под земли, такого производства в те годы не было ещё ни в России, ни в Европе. И сырьё – кварцевые пески – нашли поблизости. Сегодня этот стекольный завод, претерпевавший за годы своего существования и разрушение, и восстановление, остаётся градообразующим и, по сути, единственно работающим в Огнях.

 

В прошлом году, впервые оказавшись в этих краях, я попыталась попасть на территорию завода, но была остановлена бдительной вахтёршей, пожилой русской женщиной, жаль, забыла её имя. Службу свою она выполняла чётко, но с незваной гостьей была доброжелательна, рассказала, что живёт в городе с юности, и что Дагестанские Огни – лучшее место на земле. Вот так.

 

Этим летом я вновь сюда приехала, гуляла по улицам, общалась с людьми. С моей главной собеседницей, уроженкой этих мест Зубайрат мы много говорили, в том числе, и о русских, некогда составлявших больше половины местного населения (сейчас их – 1%).

ДАГЕСТАНСКИЕ ОГНИ 

Понятно, что первые специалисты, приехавшие сюда осваивать стекольное производство, были из России. А уж потом в Огни в поисках работы стали подтягиваться местные жители из горных сёл.

 

«Очень много русских уехало в 90-е годы, - говорит Зубайрат. - Не знаю, почему. Их никто не обижал, мы все здесь жили дружно, бок о бок работали, у моего брата, например, было много русских друзей. Жаль, что уехали. Это были хорошие люди, справедливые, нам хорошо с ними было».

 

Да, люди со славянской внешностью встречаются здесь сегодня редко, но основным языком общения в этом многонациональном городе всё равно остаётся русский. И русское кладбище, расположенное в самом центре, выглядит ухоженным, чистым, несмотря на то, что родственники большинства из тех, кто на нём лежит, теперь живут за тысячи километров от Огней.

 

Кстати, о чистоте. Мусор по обочинам, множество стихийных свалок – вот что портит впечатление от города. Проблема общероссийская, но здесь с этим просто беда. И причина, я уверена, не только в том, что муниципальные службы не дорабатывают, но и в самих жителях, искренне любящих свой город. Парадокс!

 

ДАГЕСТАНСКИЕ ОГНИ

 

Вот и Зубайрат говорила об Огнях с нежностью: о том, какие хорошие люди здесь живут, что город спокойный, в последнее время стали кое-где дороги латать, появился новый район – Черёмушки, где и дома красивые, и детские площадки построили, даже цирк иногда приезжает в город, выступает на площади… Однако прошлое для неё, живущей здесь полвека, и ярче, и добрее, что ли. И в этом много объективного, а не только тоска по молодым годам.

 

«Со времён моего детства, - рассказывает Зубайрат, - домов в городе стало много, а зелени мало, очень мало. Даже территория парка сильно уменьшилась, землю раздали под строительство магазинов. А раньше здесь было так хорошо, культурно, люди приходили, отдыхали. Теперь парка почти нет. Столько деревьев уничтожили, чтобы настроить эти магазины! Надо бы каждого владельца обязать возле своей торговой точки хотя бы одно дерево посадить. Хочется, чтобы глаз радовался, хочется гордиться городом! Он ведь у нас очень удачно расположен: с одной стороны горы, с другой – море, но даже пляжа нормального у нас нет, просто песок и мусор… Но главное, с работой в Огнях сейчас очень тяжело. Молодёжь учится, разные профессии приобретает, а работать негде. В городе только один стекольный завод, а дальше – магазины, магазины. Поэтому многие уезжают. При СССР на заводе были ещё цеха, выпускающие оконное стекло и разные фигурные подарочные изделия из стекла (сейчас ими можно полюбоваться в городском Музее. – Прим.), в перестройку их закрыли, людей уволили. Теперь завод выпускает только стеклянные банки, и, конечно, рабочих мест не хватает. Народ тоже изменился. Проходишь мимо – только о деньгах говорят…»  

 

Зубайрат вздыхает. Её сын тоже вынужден был уехать в Москву на заработки.

 

ДАГЕСТАНСКИЕ ОГНИ

 

Мужчины, с которыми удалось поговорить, предпочитали обсуждать состояние дел в республике в целом. Хвалили Владимира Васильева, второй год руководящего Дагестаном, переживали – мол, ходят слухи, что хотят его забрать в Москву, а он только-только начал порядок наводить. Как хорошо, твердили в один голос, что в республике на многих постах ГИБДД сейчас дежурят сотрудники, прикомандированные из центральных областей России, русские, в основном, они делают всё по закону, властью не злоупотребляют и вообще – вежливые. И ещё все мои собеседники (их было пятеро) вздыхали по советским временам, причём не только пенсионеры, но и молодые, в те времена не жившие.

 

Колхозы вспоминали, в перестройку разрушенные, виноградники вырубленные и то, что тогда можно было не волноваться за будущее детей, не то что теперь…

 

ДАГЕСТАНСКИЕ ОГНИ

 

Но вернусь к Дагестанским Огням – к тому, что принесло городу новое время. Мечети новые появились. В годы юности Зубайрат была одна, а теперь их пять. При мечетях открылись курсы арабского языка, которые посещают и дети, и взрослые, люди потянулись к вере и хотят читать Коран на том языке, на котором священная книга написана. На эти курсы ходят даже женщины.

 

Кстати, многие мусульманки в Огнях стали, по выражению Зубайрат, закрываться – носить длинные платья и голову покрывать платками. И хиджабы носят.

 

«Однажды мой брат, приехавший из Москвы, - вспоминает Зубайрат, - пришёл домой и говорит: «Видел сейчас двух девушек, одна в хиджабе, а у другой пупок открыт, идут и весело болтают. Интересно, о чём?» И смеялся».

 

Я тоже видела подобные картинки на улицах добродушного, «толерантного» и уютного (вот только бы мусор убрать) города Дагестанские Огни. Где, между прочим, несмотря на все проблемы, если верить переписи, растёт численность населения, и где в семьях стало снова рождаться много детей. Ещё совсем недавно люди на это не решались. Значит, жизнь, пусть медленно, но становится лучше?

 

P.S. Хочу обрадовать Зубайрат и всех «огнёвцев», которые не в курсе грандиозных планов по преображению их города, попавшего в федеральную программу по развитию моногородов. Согласно программе, в Огнях будет построен завод по производству бумаги и картона, а также большой тепличный комплекс, что обеспечит работой свыше 1200 человек.

 

Будет реконструирована центральная улица и вообще улучшена вся городская среда. И песчаные пляжи не останутся без внимания. Крупный европейский концерн берётся проинвестировать строительство современного пляжно-гостиничного комплекса. И это не полный перечень того, что ждёт, надеюсь, юбиляра в скором будущем!

 

Марина БОЙКОВА

Поделиться:
Комментариев: 0


Читайте также:




# Вести с гор

Удивите нас своими фото!

Вы побывали в горах и вернулись домой с кучей фото? Присылайте нам свои шедевры на info@gorets-media.ru.
Лучшие мы опубликуем в наших коллекциях
Горцы мира и Заоблачный мир.

Вопрос один, а ответов четыре.
И только один из них правильный.
Его и надо найти.

Подножие Эвереста находится в Непале, а вершина принадлежит:

ИндииВыбрать4% / 33
БангладешВыбрать9% / 72
НепалуВыбрать30% / 242
КитаюВыбрать57% / 451




В других СМИ
X
Авторизация Регистрация Востановление доступа