Люди ТАКОЙ РАЗНЫЙ МУРАТ КАБАРДОКОВ
Вход Регистрация
Меню
Горец года 2019 Время голосовать
участвовать
Вход Регистрация


Увеличить/уменьшить шрифт
+A -a

ТАКОЙ РАЗНЫЙ МУРАТ КАБАРДОКОВ

7 ноября 2019 | Автор: Карина БЕСОЛТИ
3104
203
-

ТАКОЙ РАЗНЫЙ МУРАТ КАБАРДОКОВ

Он родился и вырос в Кабардино-Балкарии, живет и работает в Санкт-Петербурге, как и знаковый для него Шостакович. Композитор Мурат Кабардоков — автор музыки к фильмам «Франкофония» Александра Сокурова, «Глубокие реки» Владимира Битокова, «Облепиховое лето» Виктора Алферова. Самый молодой Народный артист Кабардино-Балкарии не разделяет жанры на высокие и низкие, пишет оперы, сочиняет сложную академическую музыку, любит рок и джаз. Среди его работ есть и театральная музыка, и песни для эстрады, романсы. Маэстро Кабардоков — настоящий связной культур,  его творческий почерк — в симбиозе русской, адыгской и европейской музыки.  


«Я родился в музыкальной семье»

 

— Мама - виолончелистка в симфоническом оркестре в Нальчике, отец хорошо играет на гитаре. Получается, что в музыке я с самого рождения. Ребёнком был довольно любознательным и увлекался почти всем: спорт, книги, история, естественные науки и прочее. С течением времени музыка все же вышла на первый план. Она захватила меня полностью, без остатка. Я понял в какой-то момент, что в одну жизнь невозможно вместить занятие всем, что по душе, и даже на музыку мне не хватит отведенного времени. Сказать однажды: «я знаю все в своей профессии» - мне кажется, это невозможно.

 

Учился в музыкальной школе. Как воспринимали сверстники? Так получилось, что мое окружение - друзья, одноклассники - с самого начала уважительно относились к моему увлечению, да и ко мне, в целом. Я не был «ботаником» в негативном смысле этого слова. Ничем не отличался от других, кроме того, что играл на фортепиано. И даже мой статус отличника не вызывал раздражения у окружающих. Конфликты у детей все же случаются, когда между ними есть какие-то резкие социальные и мировоззренческие отличия.

 

На самом деле большее сопротивление обычно ощущаешь со стороны родных. Я сейчас говорю про период выпуска из школы. И это на самом деле тоже можно понять - 90-е, парень занимается какой-то там классической музыкой, как он будет этим зарабатывать? Конечно, родители хотят более спокойного будущего для своих детей. Так как у меня была возможность поступить в «более престижный» вуз и выбрать «более престижную» профессию, они не понимали, зачем выбирать участь нищего музыканта?

 

Впрочем,  поддавшись на уговоры, я все-таки сдал экзамены в Кабардино-Балкарский государственный университет. Планировал их провалить, не готовился. Но, к сожалению, поступил на иняз, изучал английский. Так, параллельно с музыкальным колледжем я полтора года проучился в университете, отдавая учебе и работе (я уже какие-то копейки зарабатывал музыкальной деятельностью) по шестнадцать часов в день.

 

Такой разный Мурат Кабардоков

 

Конечно, я сомневался, как мужчина, смогу ли потом обеспечивать свою семью, маму.  Но тут, видимо, вступили в силу сложно объяснимые психологические моменты, когда внутри себя все же понимаешь - не сделаешь сейчас правильный выбор, будешь всю жизнь мучаться. Уверен, мой выбор был верным.

 

А так, школьником я был активным. Участвовал и в олимпиадах, и в музыкальных конкурсах, и в  спортивных соревнованиях. Не из честолюбия, нет. У меня просто получалось делать всё это чуть лучше, чем у остальных, вот меня и отправляли на всякие мероприятия (смеётся). Конечно, я и дрался тоже, как без этого. И вообще, был довольно рисковым. Сейчас понимаю, что фатальных глупостей не наделал. Наверное, сработал инстинкт самосохранения и наличие кое-каких «объективных» мозгов, спасавших меня от повышенного интереса ко всему: начиная от заигрываний с электроникой, заканчивая проверкой собственных физических возможностей.

 

«Люблю хорошую, красивую музыку»

 

— Независимо от ее направления, разделения на массовую или элитную. Могу в один день послушать ранний альбом Эминема, затем - Эмми Уайнхауз или Стинга. Мне нравится альбом Кристины Агилеры «Bionic» и вообще - многое из поп музыки.  Мои любимые рок-группы - Queen, Led Zeppelin, Radiohead (это то, что я чаще всего слушаю). Очень нравится джаз: Джон Колтрейн, Билл Чейз, Джонн Маклафлин. Получается, я - всеяден и считаю это абсолютно нормальным.

 

Сейчас я слушаю намного меньше музыки, чем раньше. Мало времени, да и по-моему выходит не так много интересного. Так что чаще ставлю «что-то из классики».  

 

Из современных композиторов вызывают уважение Арво Пярт, Родион Щедрин, в кино очень нравится Александр Деспла - по-моему разноплановый и тонкий кинокомпозитор.

 

Мурат Кабардоков

 

Кем восхищаюсь в профессии? Условный пантеон из, скажем, тридцати великих композиторов, чьи имена все знают. И отдельно - Дмитрий Шостакович. Из того, что я знаю о нем, у меня сложился образ не только великого композитора, но и великого человека. Плюс ко всему - я живу в его городе, учился в петербургской консерватории, ходил по тем же коридорам, что и он, сдавал экзамены в кабинете, в котором он преподавал.

 

«Не считаю, что нужно ограничивать искусство»

 

— Если ссылаться на прямой перевод слова «эксперимент», то все, что пишется не по кальке - он и есть. Новая музыка - новый опыт. Нетривиальная аранжировка известной темы - тоже эксперимент.

 

В науке эксперимент может нанести физический ущерб, но в искусстве, особенно если это касается невербальной музыки, для меня границ нет. В литературе возможно выйти за рамки этики и пошатнуть психику, так как слово имеет конкретное воздействие. Но, даже в этом случае не считаю, что нужно ограничивать искусство. Ведь с точки зрения современной этики оригинальные мифы древних стран тоже могут вызвать легкую оторопь из-за своей жестокости.

 

«Сейчас я живу в Санкт-Петербурге»

 

— Почему я выбрал Санкт-Петербург? Это особенный город. По его улицам ходили Пушкин и Чайковский, Достоевский и Шостакович... И Шора Ногмов, адыгский просветитель, кстати... Я заряжаюсь здесь гениальной сущностью города.

 

Петербург стал мне вторым родным городом, он принял меня.  Здесь я могу комфортно и плодотворно работать, сотрудничать с хорошими музыкантами, здесь у меня есть возможность общаться с живыми классиками.

 

«Очень важно - вовремя разглядеть»

 

— Я не любитель озвучивать какие-либо проблемы в массы. Лучше обговорить их с теми, кто может посодействовать решению.  Тем не менее озвучу, что хотел бы большего внимания к нашей профессии. Музыка - не спорт, где точно можно увидеть кто первый, кто - второй.

 

Чтобы вы понимали, я не сравниваю виды деятельности по принципу хуже-лучше. Даже внутри музыкального цеха композиторам приходится сложнее всего. У исполнителя, несомненно, больше возможностей найти работу и большинству из них хочется играть великих - Баха, Бетховена, Чайковского, тех, кто на слуху, нежели какие-то новые сочинения. Хотя для современников творчество перечисленных композиторов часто тоже было непонятным, сложным.

 

Это работа с двух сторон. Я не утверждаю, что нужно играть и продвигать любую музыку.  Возьмём, к примеру, Кавказ, где советская система образования дала возможность вырасти талантам Арама Хачатуряна, Мурада Кажлаева, Гии Канчели. Сейчас я не вижу для них смены. И проблема не в том, что нет талантливых композиторов, скорее в том, что нет должной поддержки на этапе их становления.

 

Это очень важно - вовремя разглядеть способности молодого человека, когда он даже толком ничего еще не написал. Возможно, я бы бросил музыку или стал бы ее писать на досуге, если бы не поддержка моих учителей, моего старшего друга Альберта Саральп, который чуть ли не опекал меня в Петербурге. Я бы не записал свой уже третий альбом без поддержки Олега Данилова, который просто поверил в меня и мою музыку. И, повторюсь - дело не только в финансовой стороне вопроса, а в создании возможностей для исполнения новой музыки. Академический композитор, по большей своей части, профессия второй половины жизни, в отличие от все того же спорта, где талант можно разглядеть уже в детстве.

 

И раз уж я провёл эту параллель, завершу свою мысль - получается, что существует проблема создания условий для жизни композитора (и вообще - музыканта) в начале пути, а для спортсмена - по завершении, когда все достижения уже позади.

 

Франкофония

 

— Видеть свою фамилию в титрах после таких гигантов как Александр Сокуров, Бруно Дельбонелль - большая удача для меня, соответственно, и работа - многократно ответственней. Нельзя же не оправдать такое доверие к молодому композитору.

 

Александр Сокуров и Мурат Кабардоков на записи музыки к фильму «Франкофония»

Надеюсь, я не подвел Александра Николаевича. С ним работалось очень плодотворно, но естественно - не легко. Удивительно, что Сокуров не только говорил какое, условно, «настроение» хочет, но чуть ли не предлагал само музыкальное решение. Мне казалось, что он мог бы и сам сочинять. Я, конечно, многому научился у мастера за этот период. Главное - не бояться нетривиальных решений, мыслить шире.

 

Александр Николаевич присутствовал на записи саундтрека и даже там находил нужный подход к музыкантам, когда мне самому это не удавалось. Записывали в Голландии со сборным оркестром из именитых голландских коллективов, и, наверное, Сокуров видел, что я не всегда решителен в своих указаниях из-за неопытности и, возможно, некоторой робости.

 

Имя Сокурова известно каждому, кто занимается серьезным кино, и участие в его проекте, конечно, дверь в тот мир, в который я хотел попасть, наверное, лет с пятнадцати.  

 

Грани профессии

 

— Музыка к кино - это всего лишь звено (хоть и важное) большого художественного и технологического процесса. И она подчиняется драматургии фильма, что накладывает отпечаток на то, что и как нужно писать. В инструментальной музыке единственный ограничитель - твой талант.  В вокальной есть текст и его надо иметь ввиду.  Но это не значит, априори, что если есть какие-то границы, музыка будет прикладной или вторичной.

 

Балет «Дориан Грей»

 

— Не могу рассказать деталей, так как я не был в художественном процессе. Создатели просто использовали мою музыку из альбом «Without words».

 

Я был на спектакле в Мариинском театре.  И благодарен постановщику Валерию Суанову за использование моей музыки в «Портрете Дориана Грея». У меня ведь устоявшееся мнение насчет той или иной собственной пьесы, а Валерий позволил взглянуть на нее с совершенно иной стороны.

 

Мурат Кабардоков

 

В 2016 году я уже делал балет - «Ее звали Кармен» по опере Бизе на основе  всем известной музыки. Премьера состоялось в том же году в лондонском «Колизее» в исполнении театра Константина Тачкина и оркестра английской национальной оперы. Судя по приему зрителей, балет понравился, в рецензиях меня никто не упрекнул в кощунстве. Все-таки переделывать устоявшийся оперный шлягер в балет - опасное занятие.

 

Театральные амбиции

 

— Мне интересна работа в музыкальном театре. Хочется писать оригинальную музыку для балета и оперы. На сегодня уже есть одна опера для детей - «Русалочка». Премьера состоялась недавно.

 

Помимо музыки

 

— Сейчас на что-либо, кроме музыки времени не хватает. Даже читать меньше стал. Спорту стараюсь уделить внимание.

  

Ещё мне нравится хорошее коммерческое кино. Для меня это вид отдыха. А вот развлекательную литературу читать не могу (не имею в виду Дюма, Жюль Верна и другие действительно качественные произведения - этих авторов приятно читать и в юношестве, и будучи взрослым). Наверное, большинство великих уже перечитал, разве что кроме Пруста и Джойса . Может позже дорасту. Так что круг литературных интересов большой - от Гомера до Ларса Соби Кристенсена (если брать временной промежуток).

 

P.S. Один известный ученый в интервью журналисту сказал, что все его суждения могут быть признаны ошибочными, если их вырвать из контекста. Заголовок в газете на следующий день: «Известный ученый признался, что все его суждения ошибочны».

 

Записала Карина БЕСОЛТИ


Поделиться:
Комментариев: 0


Читайте также:







В других СМИ
X
Авторизация Регистрация Востановление доступа