Самое рейтинговоеСамое обсуждаемое
1
2
3
4
5

АНАКОПИЯ. ДОРОГА К ХРАМУ ЧЕРЕЗ ВЕКА

 

В 1875 году монахи русского Пантелеимонова монастыря, что на греческой горе Афон, решили основать обитель на берегу…
3086
1
2
3
4
5

АЛАНЫ. ПУТЬ НА ЗАПАД

 

В самом центре Кавказа, в живописных горных ущельях по обеим сторонам Главного Кавказского хребта и на прилегающих…
136 комментариев
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
Увеличить/уменьшить шрифт
+A -a
21514
21
-

ВАДИМ ЦАЛИКОВ: "ДОКУМЕНТАЛИСТ - ЭТО ПРОКЛЯТАЯ ПРОФЕССИЯ"

31 мая 2015

Вадим Цаликов

«Граждане Беслана», «Беслан. Надежда», «Беслан. Память», «Цхинвальская притча»,  «Прощай, Асуан»…  Режиссер и сценарист Вадим Цаликов раз за разом пропускает чужие чувства через себя, делая их близкими и понятными для всех. Может поэтому и ощущения от его фильмов горькие и светлые. О том, за чем стоит идти в профессию, как работать с героями после того, как их уже «отработали» журналисты и отличаются ли прежние ВГИКовцы от нынешних «Горец» поговорил с известным документалистом. С Вадимом Цаликовым мы встретились в Центральном Доме кинематографистов на Васильевской. Режиссер оказался энергичным и очень улыбчивым человеком, что даже удивительно при той тематике, с которой он работает. Выяснилось, что залог позитивного отношения к жизни – это делать то, что любишь.

 

 

"ДЛЯ НАС, ВЫРОСШИХ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ, КИНО БЫЛО ЧЕМ-ТО СВЯТЫМ..."

 


- Вадим, вы сразу решили, что станете режиссером?


- Нет, это был долгий процесс. Конечно, мне нравился кинематограф. В те времена мы убегали с уроков, чтобы посмотреть фильм. В восьмом классе мне подарили камеру и я начал снимать – друзей, одноклассников, но все это оставалось просто увлечением. Смелости заняться кино всерьез не хватало, и, окончив школу, я трезво рассудил, что лучше поступить во Владикавказское художественное училище – ведь я уже занимался живописью. После окончания училища я поступил на искусствоведческий факультет Санкт-Петербургской Академии художеств. Хватило меня ровно на 1,5 года. Я забрал документы и поехал в Москву.

 

- Поехали в Москву и поступили во ВГИК. И как он вам показался после Академии художеств?

 

- ВГИК был похож на дурдом. После академической тишины он поразил своей живой атмосферой. Все поют, танцуют, кто-то что-то декламирует. Этакий творческий котел, где варятся представители разных профессий. Я даже засомневался – смогу ли я адаптироваться? Первой киноработой стал репортаж о собачьих бегах. А первый серьезный фильм – дипломный.

 

Кадр из фильма

«Ирбек и Асуан» - дипломная работа Вадима Цаликова, которая была продолжена фильмом «Прощай, Асуан!». В основе сюжета – история дружбы  знаменитого осетинского артиста цирка Ирбека Кантемирова с конем по кличке Асуан.


<< Кадр из фильма "Прощай, Асуан"

 

 

"Я ТЕРЯЛСЯ ПЕРЕД ЗНАМЕНИТЫМ КАНТЕМИРОВЫМ..."

 

 

- Асуан был чистокровным арабским жеребцом, а Ирбек Кантемиров – человеком-легендой. Когда он вышел на пенсию, то выкупил коня у цирка, поместил в конную милицию, и каждый день вставал в 6 утра и ехал через всю Москву, чтобы с ним позаниматься. Это была необыкновенно трогательная дружба двух пожилых артистов.  Работать с Ирбеком  оказалось непросто. Он требовательный человек. Однажды я опоздал на пять минут и когда зашел – по его взгляду все понял. Было стыдно.

 

Он обладал удивительным чувством собственного достоинства, которое пронес через всю жизнь. Где-то за два года до смерти ему предложили выступить на открытии мексиканского ресторана. Ирбек приехал в черкеске, а ему говорят:

 

G Наденьте, пожалуйста, сомбреро».

 

Я был неподалеку и услышал, как он ответил:

 

GЯ не клоун. Не хотите – найдите кого-то другого, а я приехал в черкеске, и буду выступать в черкеске».

 

После смерти Ирбека Алибековича мы поехали под Ростов, на конзавод, где тогда остался Асуан, чтобы снять его, и были потрясены тем, как конь изменился. У него больше не было хозяина. Фильм «Прощай, Асуан!» получился щемящим. Я знаю, что его часто показывают в Осетии. Видимо, есть в нем что-то, что близко каждому…

 

 

ЦЕНА И ЦЕННОСТЬ...

 


- Как вы выбираете темы для своего кино?


- У меня два критерия. Первое - я снимаю то, что меня волнует. Второе - мне интересен человек. У меня масса фильмов-портретов. Помимо Ирбека Кантемирова был портрет летчика, героя Великой Отечественной Ивана Леонова, который воевал без левой руки. Мересьев – без ног, а он без руки. Есть фильм о Митрошине, известном скульпторе, выставку которого мы снимали в Париже и на которую специально из Мюнхена прилетела великая Майя Плисецкая.

 

ВАДИМ ЦАЛИКОВ: «ДОКУМЕНТАЛИСТ – ЭТО ПРОКЛЯТАЯ ПРОФЕССИЯ»

Вадим Цаликов с Густавом Мольсом, героем своего фильма «Бельгийские москвичи», и Ларисой Стародубцевой...

 

Мне интересно наблюдать за людьми, «раскрывать» их. Например, когда я работал с Иваном Антоновичем Леоновым, чтобы его расшевелить, мы вывезли его в Монино, где есть парк-музей старых самолетов. Там была модель того, на котором он летал. И когда мы вышли на поле, то просто смотрели, как он с ним общается. У него загорелись глаза, и усталость после многочасового переезда как рукой сняло. Заказные фильмы у меня, конечно, были, но даже  заказы я стараюсь брать только те, которые мне интересны. Это не от снобизма, просто то, что мне нравится, заставляет отдавать и больше творческих сил.

 

 - Обычно такая разборчивость чревата…


- Знаете, документалисты в этом плане – сумасшедшие люди. В материальном плане мы в большинстве своем  нищие, если уж называть вещи своими именами. Ценно то, что люди настолько любят свое дело, что посвящают ему жизнь. Я знаю многих, кто еле сводит концы с концами, но они занимаются тем, чем хотят заниматься.

 

Вадим Цаликов с оператором Владимиром Полянским

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

... с оператором Владимиром Полянским

 

Несколько лет назад на отделение документалистики вдруг хлынул поток абитуриентов. Но довольно быстро это все закончилось – большинство поняло, что будет не в состоянии на этом заработать. Один из наших преподавателей очень точно подметил: «Для многих сейчас понятие режиссер – это человек в черных очках с чашкой кофе и сигаретой в руке». На деле же это тяжелый, изнурительный труд, который далеко не всегда вознаграждается.

 

- А вы сами курите? Кофе пьете?


- Ни то, ни другое. Кофе поднимает и без того высокое давление, и это тоже профессиональное… Я и так эмоционален и вспыльчив, (смеется). На съемках меня довольно легко вывести из себя. Был даже случай, когда я чуть не запустил стулом в директора картины  в присутствии продюсера. Но там было за что.


ВАДИМ ЦАЛИКОВ: «ДОКУМЕНТАЛИСТ – ЭТО ПРОКЛЯТАЯ ПРОФЕССИЯ»

 

 

В течение нескольких лет Вадим Цаликов создавал цикл о Бесланской трагедии. В него вошло 4 фильма: «Граждане Беслана», «Отставной учитель», «Беслан. Надежда», «Беслан. Память».


Первая часть – «Граждане Беслана»  хроника событий и личные истории тех, кто все видел и остался жив.


«Отставной учитель» повествует о 85-летнем ветеране Сталинградской битвы, оказавшемся среди заложников.


«Беслан. Надежда»  фильм-монолог учительницы Надежды Гуриевой, потерявшей во время теракта двух своих детей.


«Беслан. Память» посвящен 10-летию со дня трагедии. Тетралогия о Беслане получила множество призов и была показана в России и за рубежом.

 

 

"ЕСЛИ ВЫ ЭТО ЗДЕСЬ ПОКАЖЕТЕ – ВЕСЬ ДВОР БУДЕТ ЗАБИТ СКОРЫМИ..."

 

 

- Вадим, а где вы сами находились в тот момент, когда в Беслане начали разворачиваться события?


- Так получилось, что 1 сентября я летел в Москву. В это время узнал все от своих знакомых и первое, что сделал – это позвонил своему оператору Владимиру Полянскому. Говорю: Володя, сними для меня материал. Тогда я еще не знал, что буду делать фильм. Наверное, чутье профессиональное подсказало. На месте событий мы оказались в ноябре, спустя два месяца. Люди к этому моменту только начали приходить в себя. Причем не столько из-за теракта, сколько после обилия пристального журналистского внимания. Там были все, кому не лень – каждый считал своим долгом приехать в Беслан и снять какой-нибудь репортаж. При этом, как правило, не считаясь с состоянием тех людей, которые там находятся. Ну нельзя задавать некоторые вопросы родителям, потерявшим ребенка. Это вызывало отторжение до такой степени, что пострадавшие, увидев человека с камерой, в лучшем случае отворачивались и уходили. Известный кинокритик Татьяна Москвина тогда дала очень точное определение -  Беслан стал информационным пастбищем для журналистов.

 

 - И как же вы восстанавливали после всего этого контакты?


- Тяжело. Был, например, случай, когда мы хотели снять семью Тотиевых. В ней погибло 6 человек. Они отказались, и я их понимаю. Но другие, как-то переборов себя, соглашались на общение. Может быть чувствовали и наше искреннее сочувствие и небезразличие к их боли. Меня ведь и самого случившееся потрясло. Я – осетин, и я не мог пройти мимо. Поэтому и мы начали делать фильм.

 

- В этом случае профессия документалиста сродни работе военного репортера. Как вы выдерживаете стресс?


- Если честно, то когда я сделал первый фильм, то зарекся, что больше к этой теме не вернусь. Слишком тяжело и больно.  Надо было работать с людьми очень осторожно и бережно, равносильно тому, как оперирует хирург. Вроде по живому режет, но делает это очень аккуратно, потому что одно неправильное движение – и все. В нашем случае человек просто замыкается.

 

У меня есть героиня, учительница Надежда Гуриева. Она уникальный человек. Потеряв двоих детей в результате трагедии, она все же вернулась работать в школу. Когда она рассказывала, как это все произошло, я хотел вообще остановить съемку, потому что было тяжело не столько ей, сколько мне. Я очень хорошо помню первый день съемок «Граждан Беслана», когда мы работали на кладбище. Над свежими могилами стоял стон – там семьям, там семья, там. Все плачут, и над кладбищем возникает такой ровный гул.  Да еще женщины подходят, говорят «Снимите нашу могилу». У меня оператор в какой-то момент попросил паузу. Говорит – не могу.

 

Вадим Цаликов на съемках в Беслане

Вадим Цаликов с оператором Владимиром Полянским на съемках в Беслане  

 

- Когда в 2005 году был снят фильм «Граждане Беслана», мы планировали и показать его в Беслане. Приехали на технический просмотр в ДК. После его завершения к нам подошли ребята и говорят: «Фильм хороший, но если вы его покажете здесь, то просто не представляете, что будет твориться. Тут будут стоять скорые и людей массово повезут по больницам». И мы решили провести все во Владикавказе. Тем не менее, во Владикавказ из Беслана приехали очень многие, в том числе и пострадавшие. После просмотра ко мне подошла учительница Джульетта Гутиева, у которой в классе  погибло 5 человек. Она сказала: «Вы знаете, фильм очень тяжелый, но оставляет какое-то светлое чувство. После него нам хочется продолжать жить». Лучшей оценки для меня быть не могло…

 

Фильм «Беслан. Память» стал номинантом премии Российской кинематографической Академии «Золотой Орел» в категории «Лучший неигровой фильм» в 2014 году. Он вошел в тройку лидеров, отобранных из 39 произведений кинематографа

Вышедший в 2014 году фильм Цаликова «Беслан. Память»  – заключительный фильм цикла о трагическом бесланском сентябре –стал номинантом премии Российской кинематографической Академии «Золотой Орел» в категории «Лучший неигровой фильм» в 2014 году.

«Беслан. Память» вошел в тройку лидеров, отобранных из 39 произведений кинематографа

 

 

"Я НАШЕЛ СВОЕ МЕСТО В МИРЕ..."

 


- У вас масса наград за фильмы, признание, звания... Есть ли те, которыми вы особенно гордитесь?

 

- Наверное, это как раз за Беслан. А вообще с возрастом пришла какая-то успокоенность. Это в молодости ты не получаешь награду и переживаешь по этому поводу – как так, у меня такой хороший фильм, а он ничего не получил. Сейчас я отношусь ко всему философски. Оценка одной и той же работы на разных фестивалях может быть диаметрально противоположной, иногда субъективной, поэтому  ориентируюсь на то, что для меня ценно – мнение зрителей.


Вадим Цаликов с Фатимой, супругой

Вадим Цаликов с Фатимой, супругой 

 

- Помимо наград кинематограф дал вам и семейное счастье… (Вадим Цаликов познакомился со своей супругой на съемках первого фильма о теракте. Его жена Фатима Аликова, фотокорреспондент бесланской газеты, была среди заложников – прим. авт.)

 

- Да, и я рад, что благодаря профессии сложилась моя личная жизнь. Но вообще-то я не люблю об этом говорить.

 

- Хорошо. Тогда последнее… Вы не жалеете, что когда-то выбрали  документалистику? Ведь, помимо наград и признания, это еще и много стресса, мало денег, плюс вечный вопрос о том, куда пристроить фильм…

 

- Нет. Может, будет звучать банально, но моя жизнь – это моя профессия. Она не идеальна. Иногда вообще думаешь: «Зачем все это нужно?». Это проклятая профессия, по большому счету. Но с другой стороны, она дает моральное удовлетворение и возможность общаться с интересными людьми. Так и живу - и с ней сложно, и без нее – нельзя.

 

 

P.S. В 2014 году Вадим Цаликов стал победителем народного голосования «Горец года» в номинации «Театр и кино». Пристрастия аудитории сделали его лидером, несмотря на участие в соревновании многих популярных режиссеров и актеров. Теперь его имя внесено в Зал Славы «Горца».


Беседовала Антонина Сидорова. Фото: личный архив Вадима Цаликова

© Федеральный журнал «Горец»

Для тех, кто любит высоту



Также по теме:


Поделится:
Комментариев: 0


ВЕСТИ С ГОР

Удивите нас своими фото!

Вы побывали в горах и вернулись домой с кучей фоток? Присылайте нам свои шедевры.
Лучшие мы опубликуем в нашей коллекции «ГОРЦЫ МИРА».

Подножие высочайшей горы планеты Джомолунгма находится в Непале, а вершина принадлежит:

ИндииВыбрать8% / 186
БангладешВыбрать2% / 34
НепалуВыбрать46% / 1013
КитаюВыбрать44% / 982
На главную Реклама Контакты
© 2011-2017 Журнал «Горец». Все права защищены.
Перепечатка материалов без разрешения редакции запрещена.
При цитировании материалов активная гиперссылка на журнал обязательна.
X
Авторизация Регистрация Востановление доступа