Люди ИССА ПЛИЕВ: ВСЕГДА НА КОНЕ!
Меню


Увеличить/уменьшить шрифт
+A -a

ИССА ПЛИЕВ: ВСЕГДА НА КОНЕ!

4 октября 2015 | Автор: Владислав СИБИРЦЕВ
20310
573
-

Памятник Иссе Плиеву во Владикавказе, столице Северной Осетии-Алании. Фото Константина Фарниева

 Он был на коне всегда: и когда парнишкой участвовал в скачках в родном селе, и когда командовал войсками в битвах за Москву, Одессу и Сталинград, и когда ходил военными походами по Европе, Гоби и Хингану, и когда громил Квантунскую армию. Он был на коне всегда и в ином смысле: когда переломил судьбу, когда  придумал новый вид войск,  когда освобождал мир от нацизма, когда создавал армию в большой соседней стране и когда удержал мир на грани ядерного безумия.


«Будете ставить мне памятник – поставьте, как всаднику»

 

 

Он летит на горячем скакуне, а сзади возносятся к небу горы, среди которых он вырос. В этом памятнике во Владикавказе – вся, от и до, жизнь Иссы Плиева, осетина из Старого Батако, генерала Победы.

 

Генерал Исса Плиев. Художник Азанбек Джанаев

Памятник Иссе Плиеву во Владикавказе, столице Северной Осетии-Алании

 

G Будете ставить мне памятник – поставьте, как всаднику»,  – находил в себе силы шутить уже больной Исса Александрович.

 

Плиев родился в ноябре, как раз в ту неделю, когда его родина празднует дни Уастырджи, то есть Святого Георгия, самого чтимого в Осетии. Дочь, Нина Иссаевна рассказывает, что свою легендарную неуязвимость –  всю Отечественную войну, от звонка до звонка, во всех боях, переделках, под бомбежками, а порой и впереди бойцов на лихом коне – Плиев объяснял именно тем, что его берег небесный покровитель, сам всадник.  

 

Конь для осетина – больше, чем конь: он его продолжение, друг, способ выразить свой и национальный характер. Во времена гаджетов и девайсов уже не понять, что значил скакун для осетина из рода Плиевых, чья родовая башня доныне стоит высоко в горах, в южноосетинском селе Рук. Он вырос в седле и жил в седле, этот аристократ кавалерии поднявшийся с самых социальных низов.

 

«Учись, Исайка, главное – учись…»

 

 

GОтец говорил, что неизвестно, как сложилась бы его жизнь, если бы ему в детстве не встретилась русская учительница Елизавета Пахомова-Слюсарева. Она его очень опекала, говорила: «Учись, Исайка, главное – учись, и жизнь откроется перед тобой всей правдой», – вспоминает Нина Плиева.  

 

ИССА ПЛИЕВ: ВСЕГДА НА КОНЕ! Но дорога в школу оказалась ухабистой: почти неодолимым препятствием встали на ней нищета и тяжкий труд. Александр Плиев, отец Иссы,  гнул спину с рассвета и дотемна, хватался за любую работу, но накормить досыта немалую семью не мог.

 

В поисках надежного куска он отправился на заработки в Америку, и старший сын, Исса принял на неокрепшие плечи весь груз забот о маме и о младших.

 

Соседские пацаны бежали на речку,  в лес за орехами и алычой, занимались понятными мальчишескими делами. Но не Исса – полуголодный парнишка нанимался  пасти чужие табуны и отары, делать другую нехитрую, но каторжную работу. И неистово ждал счастливого дня, когда вернется отец.

 

Он увидит, что Исса сберег семью, и исполнит все его мечты: подарит коня, отвезет во Владикавказ учиться! Исса и сам не знал, чего хочет больше – опередить на скачках всех или войти в класс в новенькой форме реалиста.

 

Хорошо, хоть третья его страсть не требовала трат: вышел в круг, встал на носки и понесся в танце, как на крыльях. И хоть ворчали старики, что танцору не стать крепким хозяином, всегда почтительный к ним Исса пропускал укоры мимо ушей. Будто знал, что однажды танец решит его судьбу.

 

Он не разлюбил танцевать до конца дней, и делал это так, что его друг, легендарный разведчик, генерал Хаджи-Умар Мамсуров, сам неплохой танцор, в ответ на комплименты говорил:

 

GЭто вы не видели, как танцует Исса!».

 

А в свой последний – и по его ощущению, и на самом деле – приезд в Осетию захотел посмотреть концерт ансамбля «Алан». И ансамбль из уважения к Плиеву отозвали с гастролей, и на пару часов ожил тяжелобольной генерал…

 

Судьба оказалась немилосердной, и отцовского подарка Исса не дождался. Сгинул отец за океаном, завалило Плиева-старшего в шахте, и развеялись в дым мечты о коне. Но – спасибо братьям отца, Муссе и Зараби, – переступил-таки Исса порог реального училища во Владикавказе. Поселили Иссу на квартире доброй женщины, учительницы Елизаветы Аполлоновны Пахомовой-Слюсаревой, и пять лет он входил в высокие двери здания, где ныне располагается библиотека Северо-Осетинского Государственного университета. Точнее, пять осеней, зим и весен - каждое лето Исса отправлялся в Старый Батако – батрачить, зарабатывать копейку на хлеб и учение.

 

 

Красный конник

 

В 1918-м на Кавказе заполыхало. Исса едва успел досрочно сдать экзамены за пятый класс, как жизнь вокруг начала на глазах меняться. На первых порах – не к лучшему: в огне Гражданской войны  Старый Батако-юрт сгорел, Плиевы остались без крова. Дом на пепелище все же отстроили, а тем временем Исса подрос и записался, как давно задумал, в отряд особого назначения Красной Армии. Плакала мама Аминат, провожая единственного кормильца, но и гордилась: стал кормилец – защитником.

 

И началась жизнь в седле. Защитник отличился быстро: уже годом позже его отправили в Борисоглебско-Ленинградскую кавалерийскую школу. Отныне и навсегда его жизнь неразрывно спаялась с армией: в ней Исса увидел собственное предназначение. С тех пор менялись только записи в военном билете, но не суть и смысл его жизни. Он защищал – и в этом был весь Исса.

 

Исса и Екатерина Плиевы

Исса и Екатерина Плиевы

 

Студентку-медичку Екатерину Чехоеву курсовой командир Северо-Кавказской кавалерийской школы горских народностей случайно встретил в дружеской компании у земляка. Исса сразу понял, что это его судьба, и приступил к осаде – кавалерийским наскоком сердца горянки не взять. Возникло взаимное чувство, Исса предложил и руку, и сердце, и радость с горем на двоих, но воспитанной в традициях девушке немыслимо было ответить «да» без отцовского на то согласия.

 

Дело пришпорили жизненные обстоятельства: Плиева зачислили в Академию имени Фрунзе. Пора было покидать Краснодар, но Исса и помыслить не мог о разлуке с Катей. Он заслал сватов в Кадгарон, где жили Чехоевы, но суровый отец чуть не выгнал незваных гостей. Всю душу, всю свою любовь вложил тогда Исса в танец. И растаяло отцовское сердце, и все понял он о надежных руках, в которые можно отдать любимую дочку.

 

 

От Монголии до Беларуси

 

И началась для Екатерины Давыдовны жизнь командирской жены. Ох, и непростая же это была жизнь! Чуть обжились на Украине, труба позвала в Монголию: СССР помогал создавать народно-революционную армию МНР, и Плиева отправили инструктором в Объединенную военную школу. Едва он наладил военное образование в Монголии, а весь Улан-Батор убедился в том, что у Екатерины Давыдовны врожденный дар врачевателя, как семейство Плиевых с маленькой дочкой Ниной опять снялось с места: Иссу назначили командиром полка в Белоруссии со всеми вытекающими в виде участия в присоединении Западной Белоруссии последствиями. А потом снова в Москву: начальство отметило охочего до знаний и талантливого военачальника и удовлетворило просьбу о направлении в Военную Академию Генерального штаба РККА.

 

Исса Плиев с дочерью Ниной

Исса Плиев с дочерью Ниной

 

21 июня 1941 года осталось в памяти Нины Иссаевны Плиевой на всю жизнь. Последний мирный день страны 8-летняя девочка провела с родителями на ВДНХ.

 

GПапа угощал меня мороженым, – вспоминает дочь генерала. – А 22 июня 1941 года мое детство закончилось».

 

Плиев подал рапорт об отправке на фронт и получил назначение на Северный Кавказ: там формировалась 50-я отдельная кавалерийская дивизия, командиром которой его назначили. Дочку Исса Александрович взял с собой – отвезти к бабушке Аминат. Екатерина Давыдовна, врач, рвалась на фронт, чтобы быть рядом с мужем. Но он не позволил:

 

GТы что, хочешь, чтобы наша единственная дочь осталась круглой сиротой? Погибну я, хоть ты ей будешь опорой в жизни».

 


Командир доблестных казаков

 

О боевом пути Иссы Плиева в Великую Отечественную войну написаны книги. Выражение «Доблестные казаки Плиева» стало газетной формулой тех огненных лет. Историки подсчитали: за годы войны Плиева 16 раз персонально упоминали в приказах Верховного Главнокомандующего СССР.  Исса Александрович знал науку побеждать, был отменно храбр и воевал не числом, а умением, умом и тщательной подготовкой. Буквально все мемуаристы отмечают, как по отечески относился генерал к солдатам, как берег их и не посылал на смерть попусту.

 

ИССА ПЛИЕВ: ВСЕГДА НА КОНЕ!

«Если танковые армии были мечом Красной Армии, то кавалерия – острой и длинной шпагой»

 

GХорошо, когда командир видит свои войска перед собой, но иногда нужно чтобы и солдаты видели впереди себя командира», – говаривал отчаянный командир, и бывал на передовой чаще, чем в штабе.

 

Его отвага не была безрассудной, а легендарные рейды по тылам врага тщательно обдумывались. А когда Плиев понял, что время кавалерии уходит, и конница не может воевать с танками, он сумел обратить недостатки в достоинства и стал родоначальником конно-механизированных частей, которые были мобильны и могли воевать прямо под самым носом у фашистов.

 

GТакой виток судьбы,  – заметно волнуясь, говорит Нина Плиева. – Мы сейчас с вами встречаемся в доме у Бориса, моего сына, внука Иссы Александровича. В этих местах как раз проходили бои за Москву, в которых папа активно участвовал. Здесь вокруг места боев, памятные для отца. Ново-Петровское, Руза, Палашкино…В этих краях погиб Доватор. Отец очень переживал его гибель. Теперь в этих памятных местах живем мы – дочь Плиева, внук и правнук».  

           

Командиры кавалерийских соединений Лев Доватор (2-ой справа) и Исса Плиев (в центре) обсуждают план наступления на противника 






Командиры кавалерийских соединений Лев Доватор (2-ой справа) и Исса Плиев (в центре) обсуждают план наступления

 

 

После битвы под Москвой Исса Александрович ушел военными дорогами дальше – на юг, к Харькову и Сталинграду. В 43-м жена и дочь Плиева вернулись в столицу. Екатерину Давыдовну с Ниночкой приютило семейство Дмитрия Лелюшенко: женой   легендарного генерала была родственница Чехоевых. Своей квартиры в Москве у бессребреника Плиева так никогда и не было: хотели было дать после битвы за Москву, да Плиев отказался. Попросил отдать ее своему боевому товарищу – цирковому артисту Туганову:

 

GУ него большая семья, и он так талантлив и до сих пор без угла. Это несправедливо. Им квартира нужнее». «Потом он точно также отказался от дачи на берегу канала имени Москвы», – рассказывает Нина Иссаевна.


От Праги до Пекина

 

GОтец шутил, что воевать с румынами или итальянцами  было интереснее – у них лошадей было больше. Вспоминал, что после победы под Сталинградом бойцы подарили ему белоснежного красавца коня, взятого у румын». 

 

Шутки шутками, но первую свою Золотую звезду Героя Плиев получил за форсирование Южного Буга и Одесскую операцию. Потом освобождал Белоруссию. участвовал в Дебреценской, Будапештской, Пражской операциях… Фронтовыми дорогами он дошел до Праги, и солдаты,  к которым он так бережно относился,  в свою очередь сберегли своего командира.

 

GОн вернулся с войны в мае, для участия в параде Победы. Высокий, голубоглазый и очень худой, – продолжает Нина Плиева. Помню, что он рано уходил на шагистику – репетировали, как они пройдут по Красной площади. На эту шагистику тогда ходили все, кто должен был пройти на параде – от маршалов до рядовых. Они ведь за время войны совсем разучились ходить строевым шагом».

 

Для кого-то война закончилась. Но не для Иссы Плиева: свою вторую Золотую звезду он получил указом от 8 сентября 45-го – за разгром Квантунской Армии. Плиев и его солдаты победили не только японцев, но и безводные степи, адское пекло пустыни Гоби, неприступные тропы в горах Хингана, проливные дожди и другие препоны, которые чинили враг, природа и климат.

 

Во время советско-японской войны Исса Плиев командовал конно-механизированной группой в Хингано-Мукденской операции 1945 года




Во время советско-японской войны Исса Плиев (третий справа) командовал конно-механизированной группой в Хингано-Мукденской операции

 

GПриказ Сталина остановил Плиева в 40 километрах от Пекина, уже было все готово к взятию столицы. Дело в том, что Мао Цзедун обратился с просьбой к Сталину, чтобы Пекин освободили сами китайцы», – вспоминает рассказы отца Нина Иссаевна. 

 

Историю о том, как Исса Плиев один взял японский гарнизон, не пересказывал лишь ленивый мемуарист. Похоже на сказку, но это быль: он не стал штурмовать полумиллионный укрепленный город Жэхэ, а сам, лично уговорил командира гарнизона сдаться. Генерал и отделение его охраны взяли в плен 25 тысяч солдат и офицеров!

 

GПолитруком в восточном походе у него был Цэдэнбал, который потом руководил Монголией на протяжении 40 лет. И всю жизнь они потом дружили. Папа умел так дружить – на всю жизнь».  

 

Эта дружба продлила генералу жизнь: четыре года на передовой не прошли бесследно.

 

GОн ведь с фронта вернулся совсем больной, одни кожа да кости: все было простужено в болотах и при форсировании рек. Он не берег себя. Потом всю жизнь у него были проблемы с легкими, с желудком, с почками. Цэдэнбал покупал папе лекарства в Америке, в Европе – где, бывали препараты, которые было не достать в Союзе, и отправлял диппочтой и потом уже из Москвы сотрудник посольства привозил папе их в Ростов»,  – рассказывает Нина Иссаевна.

 

 

Армия не стреляла

 

Голубой мечтой маленькой Ниночки Плиевой было задержаться в одной школе подольше. но папина профессия не предполагала оседлости. Каких только языков она не учила: украинский, армянский, азербайджанский. Школу Нина заканчивала в Баку – отец командовал там армией в Закавказском военном округе. В 1958 году Иссу Плиева назначили командующим Северо-Кавказским военным округом. А в июне 1962 года случился Новочеркасск.

 

О том, что произошло тогда, многим известно со слов генерала Матвея Шапошникова. И только с его слов: никаких следов приказа атаковать восставшую толпу танками или даже просто стрелять в людей нет. К тому времени, когда заместитель Плиева Матвей Шапошников начал рассказывать, как он не исполнил приказ, Исса Александрович уже скончался, и не мог рассказать правды. Но Нина Иссаевна справедливо указывает на то, что Шапошникова – не выполнившего приказ!  – не разжаловали, не наказали, а напротив, оставили в должности и звании (это в те-то годы!), а затем и исполнять обязанности командующего округом на время командировки Плиева на Кубу.

 

Есть и убедительные свидетельства того, что у армии не было боевых патронов. Прокурорская проверка, проведенная в июне 1992 года Главной военной прокуратурой по поручению I съезда народных депутатов, виновность Плиева не установила. Читаем сухие строки отчета:
 

GКак установлено в ходе расследования, члены Президиума ЦК КПСС с целью пресечения митинга и дальнейших беспорядков в городе приняли решение применить оружие против собравшихся на площади людей. Учитывая негативное отношение командования округа к использованию войск для наведения порядка, указание о применении оружия на поражение было отдано не Плиеву, командующему округа и его подчиненным, а не установленным следствием должностным лицам другого ведомства, которым могло быть КГБ при СМ СССР или МВД РСФСР».

 

ИССА ПЛИЕВ: ВСЕГДА НА КОНЕ!Руководитель прокурорской следственной группы Юрий Баграев об ответственных за произошедшее:


G Наше расследование установило степень ответственности всех, кто принимал участие в этих событиях. Было доказано, что главная вина за гибель людей лежит на секретаре ЦК КПСС Фроле Козлове... Не менее важным было то, что мы реабилитировали армию. Она не стреляла в мирных горожан. Стреляли сотрудники спецслужб. Но никаких документов на этот счет в архивах нет. Я допрашивал по этому поводу тогдашнего руководителя КГБ Семичастного. По его словам, никто не хотел брать на себя ответственность, поэтому следов не оставляли.

 

Генералом Пли, как написано у Солженицына, Исса Плиев не был. И уж слишком литературно звучит отказ Шапошникова атаковать, в том виде, как его приводят источники: "Товарищ командующий, я  не вижу перед собою такого противника, которого следовало  бы атаковать  нашими  танками".

 

Противоречит и правда характера: все, кто знал Иссу Александровича никогда бы не поверили в то, что он мог стрелять в безоружных. До конца жизни Исса Александрович прожил в Ростове, никуда оттуда не сбежал, открыто, никого не боясь, ходил по улицам – не слишком-то это похоже на поведение палача или человека с нечистой совестью.

 

Человек с ядерной кнопкой

          

GОтец был командующим СКВО, ставка в Ростове.  Запустили слух, что переезжает во Владикавказ, на родину. Собрали даже вещи и отправили все туда. Мама тоже должна была с ним поехать на Кубу, но потом сказали – будет не до вас».

 

За июнем 1962 года последовал июль, и генерала Плиева под фамилией Павлов отправили на Кубу – руководить операцией «Анадырь» по тайной доставке и размещению на острове, как тогда его называли, Свободы боевых частей, вооруженных немирным атомом: тактическими ракетами «Луна», «Сопка» и так далее.

 

Противников назначения Плиева хватало.

 

GЧего это вдруг ракетной операцией отправляют руководить конника? Что у нас ракетчиков не хватает?», – волновались большие чины в Генштабе.

 

Но Хрущев, который удивительным образом одновременно не любил и бесконечно доверял Плиеву, отправил именно его. И в том, что разразившийся Карибский кризис не поставил точку в судьбе мира, изрядная  заслуга Иссы Александровича Плиева. Именно в его руках была ядерная кнопка, именно «конник», который, впрочем, давно уже был не просто конником, а крупным военачальником, спас мир, остановил его на пороге атомной войны. Исса Александрович так и остался единственным за всю историю существования ядерного оружия человеком, который получил право на его применение без согласования с руководством страны.

 

Третьей Золотой звезды Плиеву не вручили: Хрущев решил, что будет слишком жирно. Не получил и повышения, так и остался командующим Северо-Кавказским округом. В память о Кубе остался орден Ленина да сильно обострившиеся в тяжелом тамошнем климате старые, заработанные еще во время Второй мировой войны болезни.

 

           

Нетипичный генерал

 

Жил генерал армии скромно. Известна история с разносом, который устроил подчиненным первый секретарь Ростовского обкома, когда случайно увидел генеральшу Плиеву в длинной очереди за молоком.

 

Исса Плиев с внуком Борисом

Исса Плиев с внуком Борисом  

 

GВ еде отец был непритязателен,  – вспоминает Нина Иссаевна,  – но был удивительным сладкоежкой, и с заседаний Верховного совета – он был много лет депутатом – возвращался всегда с двумя чемоданами: один с книгами, другой – с конфетами, которые он набирал в кремлевском буфете».

 

Как всякий осетин Плиев очень любил осетинские пироги: Екатерина Давыдовна была удивительной мастерицей их готовить. И как всякий осетин, он хотел быть похоронен на Родине. Волю Плиева выполнили: он упокоился на Аллее Героев во Владикавказе.

 

GКогда его хоронили в феврале 79-го, народу было столько – яблоку негде было упасть. Потом рассказывали, что люди так плотно двигались плечом к плечу, что можно было подогнуть колени, и народ нес. Не только Осетия провожала его. Много людей приехало из других городов и республик», – рассказывает дочь генерала.

 

Он летит на горячем коне на фоне родных гор Кавказа – герой страны, герой Осетии.  Он скоро встанет в Улан-Баторе в мундире, тяжелом от орденов – Монголия помнит, что обязана генералу своей армией и своей свободой. Он встанет на Кубе на фоне земного шара, который уберег от атомной войны. Спасенный мир помнит Иссу Плиева.

 

ИССА ПЛИЕВ. ВСЕГДА НА КОНЕ!

Досье:


Исса Александрович Плиев — советский военачальник, генерал армии. Дважды Герой Советского Союза, Герой Монгольской Народной Республики.

Родился 12 (25) ноября 1903 года в селе Старый Батако в Северной Осетии.

Окончил Ленинградскую кавалерийскую школу, Военную Академию имени Фрунзе,  Академию Генерального Штаба.

Скончался 6 февраля 1979 года в Москве. Похоронен во Владикавказе, на Аллее славы.


Главные награды и звания:

  • Дважды был удостоен звания Герой Советского Союза (16.04.1944 - за освобождение Одессы, 8.09.1945 - за победу в боях с Квантунской армией).
  • Шесть раз - Ордена Ленина.
Был награжден также:
  • Орденом Октябрьской Революции,
  • тремя орденами Красного Знамени,
  • двумя орденами Суворова I степени,
  • Орденом Кутузова I степени,

а также многими медалями.


Награды других государств:

  • Орден «Легион почёта» степени командора (США)
  • Командор ордена Почётного легиона (Франция)
  • Военный крест 1939—1945 с пальмовой ветвью (Франция)
  • Орден Красного Знамени (ЧССР)
  • Орден Возрождения Польши IV степени (Польша)
  • Virtuti Militari V степени (Польша)


Монгольские государственные награды и звания:

  • Герой Монгольской Народной Республики
  • три ордена Сухэ-Батора
  • Орден Красного Знамени
  • Орден Полярной Звезды

 

 Автор: Владислав СИБИРЦЕВ

Фото из семейного архива Нины Иссаевны Плиевой, из архива Ravdan Bayar




Поделится:

Читайте также:

Комментариев: 0

В других СМИ


# Вести с гор

Удивите нас своими фото!

Вы побывали в горах и вернулись домой с кучей фото? Присылайте нам свои шедевры на info@gorets-media.ru.
Лучшие мы опубликуем в наших коллекциях
Горцы мира и Заоблачный мир.

Вопрос один, а ответов четыре.
И только один из них правильный.
Его и надо найти.

Если верить песне, он «сердце оставил в Фанских горах»:

Владимир ВысоцкийВыбрать4% / 3
Юрий ВизборВыбрать46% / 37
Юлий КимВыбрать14% / 11
Тимур ШаовВыбрать37% / 30


На главную Контакты
© 2011-2017 Журнал «Горец». Все права защищены.
Перепечатка материалов без разрешения редакции запрещена.
При цитировании материалов активная гиперссылка на журнал обязательна.
X
Авторизация Регистрация Востановление доступа