Люди 12 УЧЕНИКОВ СОКУРОВА. АЛЕКСАНДР ЗОЛОТУХИ
Вход Регистрация
Меню
Зал славы
победителей народного рейтинга
Горец года 2017
Вход Регистрация


Увеличить/уменьшить шрифт
+A -a

12 УЧЕНИКОВ СОКУРОВА. АЛЕКСАНДР ЗОЛОТУХИН

11 сентября 2018 | Автор: Карина БЕСОЛТИ
3463
8
-

12 УЧЕНИКОВ СОКУРОВА. АЛЕКСАНДР ЗОЛОТУХИН

Выпускник режиссерской мастерской Александра Сокурова в Кабардино-Балкарском университете Александр Золотухин пришел в профессию не сразу. Наверное, это именно тот случай, когда сложный путь - самый верный. Его первый полный метр – фильм «Мальчик русский»(рабочее название «Слухач») - практически завершен. И эту премьеру определенно стоит ждать.

 

Александр, можете поделиться воспоминаниями из детства? Кинематографичными, определяющими ваш характер.


— Из раннего детства помню отдельные яркие вспышки-переживания - голоса, запахи, звуки. Мама на кухне что-то печет, скрипнула дверь – и ты наперед знаешь, что отец вернулся. Он принес с рыбалки огромных сомов, больше маленького меня, и они, живые, плавают в ванной и шевелят усами. Думаю, что "кинематографичными" можно назвать воспоминания о подобных историях, эмоциональные впечатления от них.

 

Например, что может быть интересного на старом чердаке? Но для маленького мальчика полутемный чердак с пылью, застывшей в лучах проникающего сквозь щели в досках солнца — целое таинственное приключение. Детство – это время, когда ты любопытен, когда с доверчивым интересом открываешь все новое. И взрослому человеку важно эти эмоции не «засушить», не растерять. 

 

Расскажите о своей семье, среде, в которой выросли.

 

— Мой отец  служил военным летчиком. Это и определило жизнь нашей семьи. Его вместе с сослуживцами переводили с места на место - у военных это обычная практика. А мама, как «жена декабриста», следовала за ним в самые отдаленные регионы, устраивала семейный быт. Мы с сестрой совсем еще детьми успели пожить в Украине на берегу Днепра, в отдаленном военном городке в степи Казахстана, в Белоруссии. Потом семья переехала на Кавказ, в Нальчик.

 

Конечно, наше детство было полно разными событиями и впечатлениями, но все они - с поправкой на замкнутую военную среду, без излишеств. Мы не были избалованными детьми, занимали себя сами. Дома хранились толстые подшивки журналов об истории и географии, я их любил читать.

 

Когда у отца было свободное время, он делал разные классные штуки. Например, он выточил из дерева сову, составные элементы которой были как-то хитро связаны в единый механизм. И если в когти сове вешали полотенце, она поднимала крылья и шире открывала глаза.

 

Долгое время мне хотелось пойти по стопам отца, стать военным летчиком, но слабое здоровье заставило забыть об этих мыслях. Я пошел в школу, когда семья уже переехала на Кавказ. Это было в середине 90-х. Бытовой национализм пышным цветом цвел в то время: надписи «русские – уезжайте» и подобное. В Кабардино-Балкарии этого было меньше, чем в других регионах. Тем не менее, давление чужой культуры на себе я ощущал остро.

 

Считаете ли вы среду, некий локальный контекст, в котором вы росли, определяющими для себя?

 

— Если мы говорим о сознании человека, об его мыслях и взглядах на мир, о его стремлениях, то, на мой взгляд, внешняя среда не определяет всего этого. Здесь важнее полученные знания.

 

Характер в большей степени формируется под влиянием внешних обстоятельств, конфликтных ситуаций, инстинктов. Как в той пословице: «Посеешь поступок — пожнешь привычку, посеешь привычку — пожнешь характер, посеешь характер – пожнешь судьбу». И если вовремя не осознать эту власть случая, не научится ограничивать себя, воспитывать себя самому – вырастешь «случайным» человеком. Понимание этого ко мне пришло не сразу, уже во время обучения в режиссерской мастерской Александра Сокурова, благодаря заряду гуманитарных знаний, умноженных на требовательное отношение Мастера. Это было определяющим.

 

Но все же, человек - заложник собственного окружения или у него всегда есть шанс вырваться, что-то изменить?

 

— Каждый сам себе хозяин. Образно говоря, если вы смотрите в кинотеатре скучный фильм, который вам не нравится, - вы можете выйти из зала и пойти на другой сеанс.

 

12 учеников Сокурова. Александр Золотухин

Александр СОКУРОВ:

"Особенность Саши (Золотухина. — Прим. ред.): он вдумчивый, у него не бывает случайностей. Он — созидатель, и свое произведение строит сам, от фундамента… Даже от котлована для фундамента. Типичный хороший строитель: если что-то делает, то основательно. Он не поверхностный, он деликатный и трудолюбивый, что, кстати, крайне редко встречается у режиссеров, тем более молодых".



На вас оказывает какое-то влияние местная культура, ментальность. Вы чувствуете свою идентичность с местом, где провели большую часть своей жизни?

 

— Как я уже говорил,  нам с семьей пришлось много путешествовать и жить среди людей самых разных культур, поэтому эти границы в некотором смысле размыты. К чему я действительно привязан, по чему скучаю, живя в большом городе, так это по природе. В Кабардино-Балкарии грандиозная природа – от горных хребтов, до степей – все есть. Каждый раз, когда приезжаю в гости к родителям, стараюсь чаще гулять – по парку, по лесу, выезжать в горы.

 

Среди представителей творческих профессий нередки истории про некое преодоление в самом начале пути. Поступают сначала “не туда”, затем - уходят, ищут себя. У вас было подобное?

 

— Поступил сперва на экономический факультет (специальность - прикладная информатика в экономике), успешно занимался, но понял, что не мое. Желание учиться режиссерской профессии не было сиюминутным порывом, эта мысль зрела и плавно набирала силу. Говорить, что это поиск себя или способа самовыражения не совсем точно.

 

Профессия режиссера такая же, как и другие, ей нужно учиться. А привлекла она меня тем, что режиссура дает выход твоему любопытству, полученным знаниям и она буквально заставляет ежедневно трудиться над самим собой. Это такой будильник, который все время напоминает: «Ты сегодня ленился, ни строчки не написал. Нельзя стоять на месте», или - «Сегодня ты эгоистично себя вел. В следующий раз попробуй справиться с этим». Это стимул к развитию. Чтобы добиться результата, нужно преодолевать свои слабости.

 

В мастерскую я попал не сразу. Сначала поступил на режиссерский факультет Института кино и телевидения в Петербурге. Учился заочно. Работал в Нальчике, чтобы оплачивать учебу, ездил на сессии. Но быстро понял, что получаемых заочно знаний мне не хватает, не было погруженности в среду. Тогда пошел на курс к Сокурову, показал мастеру свои учебные работы и попросился быть вольнослушателем. Александр Николаевич дал согласие и разрешил посещать лекции вместе с другими студентами.

 

Лекции читали педагоги – прекрасные люди, любящие свое дело. Было видно, что они хотели нас учить, им нравилось давать знания. Они не смотрели на часы в ожидании звонка. Ну и фигура Мастера, конечно.

 

Александр Сокуров на съемках фильма Александра Золотухина «Мальчик русский» (рабочее название «Слухач»)

Александр СОКУРОВ:

"У Саши (Золотухина. — Прим. ред.) есть удивительное качество: он необидчивый человек. Во всей группе такие — только он и Малика Мусаева. Может, это связано с кавказской культурой, где все привыкли говорить и показывать себя красиво, а с анализом все непросто. С Сашей можно обсуждать его произведение, ничего не опасаясь, подробно и честно. С ним у меня не было конфликтов не только во время учебы, но и тогда, когда делался первый фильм".

 

Александр Николаевич очень чутко, но вместе с тем требовательно относился к каждому студенту. Подробно рассказывал о профессии. Мы не писали лекции под диктовку, но, тем не менее, исписывали целые блокноты, чтобы ничего не упустить. До поздней ночи оставались.

 

Несмотря на то, что официально я не был студентом – мне удалось ощутить себя частью нового мира, который внушал уважение и влюблял в себя – университет в классическом смысле. Мне казалось неправильным сразу проситься в студенты, хотел сначала как-то проявить себя – другие ребята ведь сдавали вступительные экзамены. В общем, после года свободных посещений и участия во всех мероприятиях мастерской, с разрешения Сокурова я перевелся на курс официально.

 

Режиссер – профессия, требующая предельной концентрации, твердости и силы воли. Это дается вам легко? Вы жесткий человек?

 

— В середине обучения все мы, ребята с курса, были на практике, на съемках дебюта молодого режиссера. Александр Николаевич был художественным руководителем фильма. Среди прочего он показал нам, как слажено должна работать съемочная группа, как по-военному четко все должно быть организовано. Этому, конечно, нужно учиться.

 

Я по натуре своей мягкий человек, поэтому поначалу бывало сложно. Но, понимаю, что без этого никак, приходится заставлять себя проявлять жесткость, воспитывать эту твердость. При этом никогда от других не требую большего, чем от самого себя. Это позволяет сохранять уважительные отношения со съемочной группой.

 

Уже на своих съемках мне ни разу не приходилось повышать голос или заставлять кого-то что-то делать нежелательное. Режиссер на площадке главный и его слово исполняется беспрекословно. Все участники съемочного процесса это понимают, случайных людей здесь нет. Хотя, возможно, это не правило, и мне просто повезло работать с такими приятными и достойными людьми.

 

Можете смотреть чужое кино погружаясь? Или все же смотрите с точки зрения профессионала: "Здесь вот он свет не так выставил" и прочее?

 

— Во время обучения у нас была очень плотная программа по «истории кино», смотрели по нескольку фильмов в день, разбирали. При этом нам говорили, что фильм нужно смотреть таким, какой он есть, а не таким, каким бы тебе его хотелось видеть. Поэтому мыслить подобным образом - «здесь свет не так выставлен», «эту сцену стоило вырезать» - нас отучили. Нужно уважительно относиться к чужому труду, при этом оставаясь в рамках профессии, а не вкуса. Внутренние вопросы формулировали иначе: «Если автор сделал эту сцену такой диной, значит, он чего-то хотел добиться. Чего? И работает ли этот прием?»

 

Сейчас не часто смотрю кино. Иногда, правда, фильмы больших мастеров пересматриваю, анализируя драматургию, работу с камерой, монтаж. Сокуров все время повторял нам: «Больше читайте и меньше смотрите». Стараюсь придерживаться этого правила.

 

Что для вас эксперимент в кинематографе?

 

— Результат эксперимента никогда не бывает известен заранее. Каким в итоге получится фильм - тоже непредсказуемо. Каждый новый этап вносит свои коррективы. Например, написал ты сценарий, представляя героя определенным образом, а потом, во время кастинга встретил исполнителя, совсем не похожего на этого героя. Но внутренне понимаешь, что это он, по его характеру, какому-то удивительно естественному проживанию, свободе. Уже на съемочной площадке рождаются импровизации, новые эпизоды. И так - все дальше и дальше…

 

Монтаж, озвучание – все должно дополнять, усложнять форму и содержание. На лекциях мастер образно говорил, что воплотить первоначальный замысел в фильм – это как вырастить дерево. Начиная со ствола, оно все ветвится и расширяется, образуя крону. Но насколько большим оно вырастет зависит от силы его корней, от того ресурса, который есть в первоначальном замысле.

 

Что приемлемо и наоборот – никогда не будет приемлемо для вас в эксперименте?

 

— Смакование насилия, его эстетизация. Думаю, если спросить любого из ребят из мастерской, они ответят то же самое. Это неприятие в категорическом виде заложил в нас на своих лекциях Сокуров. В остальном автор должен быть свободным.

 

Что есть то главное, что дал вам Мастер? Вы поддерживаете связь с Сокуровым?

 

— Мастер очень много сил и времени вложил  в наше воспитание, в наше взросление, не говоря уже о формировании профессиональных навыков. Он научил ничего не бояться – ни в идеях, ни в поступках. И сейчас уже, когда шла работа над дебютом, он на съемочной площадке практически каждый день находился, давал советы, поддерживал. Очень сложно шла работа на каждом этапе, и без его помощи фильма бы просто не было. Я очень благодарен мастеру за его участие в моей судьбе, с большим уважением к нему отношусь. Всё, что он делает, конечно, неоценимо.

 

 

Мастер и ученик. Александр Сокуров и Александр Золотухин



Александр СОКУРОВ:

"Саша (Золотухин. — Прим. ред.) на курсе отличался. Он был и остаётся особенным человеком: у него великолепный русский язык, основательное литературное дарование. На мой взгляд, он может дальше продолжать жить в кинематографе не только в качестве режиссёра, но и драматурга, и сценариста, что, на самом деле, является большой редкостью".


 

Во многих своих интервью Сокуров подчеркивал, что хотел бы, чтобы его ученики оставались и работали на месте. По факту же после окончания многие разъехались. Почему так получилось? Нет поддержки на месте? Или дело в более масштабных амбициях?

 

— Ребятам, оставшимся в республике, очень нелегко сейчас. Но и тем, кто уехал тоже не просто. Мы стараемся поддерживать связь друг с другом, несмотря на то, что живем в разных городах.

 

Где вы живете и работаете?

 

— Уже два года живу в Санкт-Петербурге. Большую часть этого времени посвятил работе над дебютным полнометражным фильмом. Сейчас идет финальный этап, производство практически завершено. Это история о молодом парне, который идет добровольцем на фронт Первой Мировой войны и под действием ядовитого газа теряет зрение.

 

Расскажите подробнее. Как пришли к этой теме?

 

— Все началось с того, что я наткнулся в интернете на фотографии акустических локаторов - фантастических по форме механизмов. Стало любопытно что это. Начал искать информацию. Выяснилось, что это прообраз современных средств ПВО - в Первую Мировую через такие огромные трубы пытались услышать двигатели приближающихся аэропланов, чтобы вовремя поднять тревогу. Так постепенно сложилась история о молодом солдате, потерявшем зрение, который становится «слухачом».

 

Александр Золотухин на съемках фильма «Мальчик русский» (рабочее название «Слухач»)

 

 

 

Александр Золотухин на съемках фильма «Мальчик русский» (рабочее название «Слухач»)

 

Сценарий начал писать еще на третьем курсе, и с тех пор он постоянно редактировался и дорабатывался. Мастер давал советы - что почитать, какие материалы посмотреть. Производство велось на базе киностудии «Ленфильм». Съемки проходили в Ленинградской области, в Кронштадте, Выборге. Фильм практически завершен, осталась техническая работа, но о прокатной его судьбе пока говорить рано.

 

"Первое впечатление — ошеломление от визуальной силы. Когда зажегся свет, все молчали, и я молчал. Под таким визуальным давлением можно только молчать. Последний образ — словно кадр из Бергмана".
(Литературовед и историк Жорж Нива (Франция) после закрытого показа фильма "Мальчик русский").

 

 

Что волнует как автора и художника?


— Во время обучения Сокуров порекомендовал нам составить список тем на будущее – о чем бы мы хотели снимать. Есть, конечно, и у меня такой список замыслов. В общем смысле все это о человеке:  его сомнениях, о его радостях, о теплоте и нежности, о любви человека к человеку.

 

Есть некий заветный проект, который ждет своего часа?

 

— Производство фильма – длительный процесс. Очень важно, чтобы ты не потерял интерес к выбранной теме. Поэтому она должна вызывать отклик в твоей душе, волновать тебя. Только если каждый новый фильм будет «заветным проектом» может что-то получиться. И никак иначе

 

Карина БЕСОЛТИ

Рубрика: Люди -> Новые имена
Поделиться:
Комментариев: 0


Читайте также:




# Вести с гор

Удивите нас своими фото!

Вы побывали в горах и вернулись домой с кучей фото? Присылайте нам свои шедевры на info@gorets-media.ru.
Лучшие мы опубликуем в наших коллекциях
Горцы мира и Заоблачный мир.

Вопрос один, а ответов четыре.
И только один из них правильный.
Его и надо найти.

Если верить песне, он «сердце оставил в Фанских горах»:

Владимир ВысоцкийВыбрать10% / 77
Юрий ВизборВыбрать67% / 521
Юлий КимВыбрать13% / 99
Тимур ШаовВыбрать10% / 76




В других СМИ
X
Авторизация Регистрация Востановление доступа